Полная версия сайта

Татьяна Власова. Вот такая история...

По всем каналам показывают новости: Джигарханяна, по словам его молодой жены, похитили. Потом оказалось, что он после конфликта с супругой находится в больнице...

Театр Армена Джигарханяна

— Ну зачем же там-то. Здесь-то оно лучше будет, — говорю я чуть ли не слогом Островского. В этот момент зазвонил мой мобильный. Гляжу — номер нашего врача. «Не буду с ним сейчас общаться», — подумала. Следом зазвонил ее телефон, она тоже не взяла трубку. Опять мне перезванивает врач. Я взяла трубку — а вдруг что-то случилось?

— Вы все-таки довели его до приступа!

— Ничего не понимаю...

— Виталина позвонила ему, у Армена приступ!

Все стало ясно: Виталина ему успела доложить, что Татьяна Сергеевна в театре и требует, чтобы она пришла к ней в кабинет. Видимо, он тут же позвонил доктору, обеспокоенный, что я пришла его Цымбалюк морду бить!

А я, может быть, собиралась, наоборот, выразить ей благодарность за то, что ухаживала за мужем, помогала ему. Не успела слова сказать. Это было так подло, что я даже на «ты» с ней перешла: «Ты его до приступа довела. Зачем позвонила?» Виталина стала говорить, что это провокация. Я сразу все про нее поняла. И сказала то, о чем не жалею: «Ты — наглая!..» Она вскочила и побежала к двери. Взялась за ручку, как за спасательный круг, и обернувшись, спросила: мол, вы думаете, я все это делаю ради выгоды? Я не успела ей ответить: «На Сеньке шапка горит», как она выскочила из кабинета. Открываю дверь и вижу: быстренько семеня ножками бежит вниз по лестнице. Меня даже жалость кольнула — как она улепетывает быстро, еще ногу сломает! А потом выяснилось, что та, которую я пожалела, громко, чтобы все слышали, крикнула, что я ее чуть не побила!

В марте 2015 года я продала дом в Америке по доверенности Армена и вернулась в Москву. И тут меня приглашает к себе его адвокат. Мы разговаривали в кабинете три часа. Вежливо расспрашивал, как мы жили, какие были проблемы, какие трения. Он же слышал только одну сторону, ему надо было выслушать и меня. На второй встрече я спросила:

— Как вы думаете, дойдет дело до развода?

Он опустил глаза:

— Думаю, да.

У меня сердце так и ухнуло вниз. Они уже готовили развод. Мне очень понравилась фраза Цымбалюк в одном ее интервью, что «Армен Борисович обратился в коллегию адвокатов с просьбой помочь ему развестись». Что значит «помочь развестись»? Люди идут в ЗАГС и спокойно разводятся. А тут целая коллегия вызвана, мол, помогите мне избавиться от этой мегеры!

Виталина не давала нам встретиться, боялась — вдруг я его на место поставлю. Мы договорились о встрече, но он перезвонил и отказался: «Я себя плохо чувствую». Встретились бы и все решили. Армен полностью под чужим влиянием...

Никто еще не осознавал, что эта девушка уже заняла место рядом с Джигарханяном, что она хозяйка положения. Цымбалюк прекрасно оценила ситуацию: перед ней пожилой человек, порой неадекватный, жена где-то далеко — и умело воспользовалась ею. Она была всегда рядом, ему льстило, что его сопровождает молодая женщина. Когда Армен Борисович оказался в полной ее власти, она стала умело им манипулировать: то условие поставит, то поплачется, то попросит... Так она тихой сапой из него все и вытаскивала.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или