Полная версия сайта

Ирина Акулова: «Я не из тех женщин, которые прощают»

Честная, верная, преданная, я была подарком для каждого из своих мужей. Но они не оценили.

Ирина Акулова

От актрис «Современника» большой теплоты я не чувствовала. Но здесь как раз ничего удивительного. В актерской профессии каждый зациклен на себе. Это не эгоизм, а нечто возвышенное: ты как бы один на один с искусством. Знаю по себе — готовясь к спектаклю, могла месяцами не замечать ничего и никого вокруг. Правда, и гадостей мне тоже не делали. Подружиться же успела разве что с Катей Васильевой. Тогда она была замужем за драматургом Михаилом Рощиным и в его пьесе «Валентин и Валентина» играла старшую сестру. Ей одной и призналась, что в жизни назревают серьезные перемены. Перед спектаклем шепчу:

— Кать, представляешь, я беременна!

Она смеется:

— Ирка, я тоже!

На сцену обе выходили почти до восьмого месяца. В середине апреля одновременно ушли в декретный отпуск, а театр на все лето отправился на гастроли. Встретились на открытии сезона в октябре. Подхожу к Кате:

— Как ты?

— Родила, — отвечает, — мальчик.

— И у меня!

Стали выяснять, что да как. Оказалось, рожали у одного доктора и обе назвали сыновей Митями — вот так совпадение! Только ее малыш появился на свет в начале мая, а мой через месяц — в июне.

— Вы отдали сына своим родителям в Кинешму, а сами жили в Москве...

— Действительно, год откормив Митю грудью, я отправила его к своим в Кинешму. Не полагался тогда декретный отпуск по уходу за ребенком до трехлетнего возраста. Да и любила я свою профессию — хотелось играть, играть...

Слава пытался возражать: дескать, пусть в Москве растет пацаненок, его родители присмотрят. Но я была категорична: в Кинешме свежий воздух, почти деревня, ребенку лучше на природе. Ничего страшного, меня тоже бабушке с дедом отдавали. При этом каждые выходные бежала на вокзал, садилась в поезд и ехала в Кинешму. А вот Слава навещал Митю все реже. Почти всегда находились дела: репетиции, съемки, встречи с друзьями или просто устал.

Скоро секрет его занятости раскрылся. Однажды общая знакомая сказала: «Ир, ты что, слепая? У Жолобова роман с молодой актрисой, на гастролях завертелось!»

Другая, может, засомневалась бы: оговорили красавца мужа. Но я поверила сразу. Слава действительно очень тогда изменился. А я, крутясь как белка в колесе, и впрямь ничего не замечала до последнего.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или