Полная версия сайта

Ирина Акулова: «Я не из тех женщин, которые прощают»

Честная, верная, преданная, я была подарком для каждого из своих мужей. Но они не оценили.

Александр Митта

— Этот парень станет моим мужем! — хотя мы даже не были знакомы. Почему вдруг так решила?

Папа, который меня обожал, заметно напрягся и проворчал:

— Он еще должен доказать, что достоин.

— Судя по тому, что вы развелись, папины сомнения были верными...

— Поначалу-то все складывалось чудесно — подошел познакомиться в коридоре Школы-студии, начали встречаться. Он москвич, родители педагоги — приятная семья. Один минус — слишком ревновал. Предложение сделал в разгар репетиций с Райкиным. Сказал как отрезал: «Ира, нам надо пожениться!» Я любила, поэтому раздумывала недолго.

Подали заявление в ЗАГС и через месяц зарегистрировались. Расписываясь в свидетельстве, хохотала — вступление в семейную жизнь казалось хулиганским поступком. Ведь даже родителей не оповестили. Ни моих, ни Славиных.

Поселились у Жолобовых. Слава попросту поставил родителей перед фактом: вот жена, а я муж. Они не возражали. Позже «Современник» выделил нам комнату в общежитии.

В спектакле «Современника» «Валентин и Валентина» в одной из сцен я обнажалась. Полностью, оставалась в чем мама родила. Так задумал режиссер: полумрак, луч прожектора выхватывает островок на сцене — и я стою как античная скульптура. Длился эпизод буквально несколько секунд.

Вы спросите, сразу ли согласилась? Да у меня и мысли не возникло отказаться! Никогда не была ханжой. К тому же доверяла режиссеру — Фокин знает, как лучше. И сейчас считаю Валерия одним из гениев театра. После премьеры критики и коллеги не раз отмечали чувственность, магнетизм этой сцены, в которой не было и намека на пошлость. Что безусловная заслуга режиссера.

Каждый раз, когда выключали свет и я нагая стояла в луче прожектора, зал отзывался единым вздохом «А-а-ах!» А из-за кулис меня буквально поедали встревоженные глаза мужа. Слава дежурил за сценой каждый спектакль, напряженно вглядываясь в темноту: не затаился ли поблизости кто из коллег, бесстыдно зырящий на его жену? Артисты, наверное, и не прочь были поглазеть, но куда там! Я шутила: «На посту мой страж...»

Объясняла Жолобову: я честная женщина, не из тех, кто «виляет хвостом». И это абсолютная правда. Обожателей и воздыхателей вокруг всегда было море. С удовольствием флиртовала, пококетничать, глазками поиграть — милое дело. Но едва кавалер становился навязчивым, умела дать отпор. Правда, находились такие, кто понимал не сразу. Тут могла и врезать по физиономии. Рука у меня тяжелая.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или