Полная версия сайта

Лариса Галактионова. Всегда со мной

«Если бы меня попросили охарактеризовать Хмельницкого одним словом, сказала бы: «Настоящий».

Борис Хмельницкий с Евгенией Крюковой

К счастью, на его пути встречались и другие люди — любившие Борю по-настоящему и умевшие быть благодарными. Вот что случилось во время одного из традиционных походов в баню, куда Хмельницкий вместе с приятелями наведывался несколько раз в неделю. Приезжали, как правило, к первому пару. Однажды среди ранних посетителей оказался и Николай (фамилии называть не стану, потому как не получала на это разрешения), известный бизнесмен. Вдруг в парилке ему стало плохо — сердечный приступ. Николай потерял сознание и стал падать — его едва успели подхватить на руки. Кто-то вызвал «скорую», а пока она ехала, Боря... читал ему стихи.

«Не знаю, как это пришло в голову. Просто видел, что человек уходит, и понимал: я должен его удержать, — рассказывал Борис. — Когда Николая увезли в больницу, попытался вспомнить, какие стихи ему читал, — и не смог. В голове билась только одна фраза:

Ведь, если звезды зажигают —

значит — это кому-нибудь нужно?

Врачи поразились: приступ был такой силы, что пациент просто не мог дожить до их приезда, в подобных случаях остановка сердца неизбежна. Но, видимо, Господь оценил, сколь страстно Боря хотел помочь, и засчитал стихи как молитву. Выписавшись из больницы, Николай первым делом поехал в автосалон и купил две машины — одну для Бориса, другую — для Луизы. И несмотря на протесты, вручил обоим ключи. Позже за ужином он сказал Боре: «А ведь я все слышал. Замечательные строки, которые ты читал: «Если звезды зажигают...»

Боря обладал потрясающей энергетикой. Доброй, исцеляющей. Одно прикосновение его руки могло снять боль, отогнать тревогу. Помню ощущение покоя и счастья во время наших ночных разговоров на кухне или когда просто сидели рядом и молчали. Нам было хорошо друг с другом как мужчине и женщине, но прежде всего мы оба ценили в наших отношениях душевную близость и дружбу. На свете не было и нет человека, которому я бы так безоговорочно и безгранично доверяла. Иногда подруги спрашивали: «Лар, а ты не думаешь, что Борис может еще с кем-то встречаться? Импозантный, обходительный. К тому же — известный артист. Женщины наверняка гроздьями вешаются...» Но Боря и двойная жизнь? Боря и ложь? Нет, это несовместимо. За двенадцать лет, проведенных рядом с ним, не помню ни одного укола ревности, хотя Хмельницкий мог и слегка пофлиртовать на моих глазах, и сказать кому-то комплимент. Но это были просто знаки внимания и уважения. Если вдруг оказывалось, что кто-то пришел в ресторан не один, как обещал, а с дамой, и свободного стула нет, Борис тут же уступал гостье свое место. Виновник ситуации сидел, а Хмельницкий проводил остаток вечера на ногах. Причем обставлял все так, чтобы никому и в голову не пришло почувствовать неловкость. В этом был весь он. А еще в том, что на самой многолюдной вечеринке, где было полно Бориных друзей и коллег, я ни минуты не оставалась без его внимания. Не ощущала себя забытой, лишней, как тогда в Сочи на дне рождения...

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или