Полная версия сайта

Ольга Урбанская: «Я не боролась за Женю ни одной минуты»

«Урбанский испортил мне жизнь не тогда, когда мы расстались, а когда он в ней появился. Женя создал такую атмосферу любви и обожания, что потом найти подобный накал страстей было трудно».

Евгений Урбанский

Какое «подумай»! Я уже беременна была... Вот только тогда Женя наконец к нам перебрался. Пришел вечером со своим фибровым чемоданчиком и остался. И тут встал вопрос: где молодоженам спать? Наш двухэтажный дом барачного типа построили для сотрудников Министерства сельского хозяйства. Папе как бывшему руководящему работнику Наркомзема дали там квартиру. Комнат у нас было две: большая проходная и маленькая. Папа с мамой жили в проходной. Туалет во дворе, дровяная печка, колонка с водой на улице.

Мама на семейном совете предложила:

— Олю с Женей поселим в маленькой комнате...

Папа тут же взвился:

— Что-о-о? Оля пускай спит где спала, а он ляжет в комнате где мы!

Отец никак не мог смириться, что какой-то посторонний мужик будет лежать в одной кровати с его дочкой. Первую ночь мы так и спали: я у себя, а Женя на полу в родительской комнате. Постепенно мама уговорила папу. Он сдался, но поставил условие: «Пусть там поставят две кровати». Дверь в нашу комнату мы закрывали только на ночь, днем запираться было не принято. А уж поцеловать меня при родителях — просто неприлично. Женя это понимал и старался себя сдерживать.

В нашей маленькой комнатке стояли две кровати, письменный стол, шкаф. Когда зимой я уже ходила «очень беременной», мы с Женей на северные (так Урбанский называл папины денежные переводы) решили купить модную тахту. В Лосинке на рынке выбрали красавицу под названием «Лира». Тахта и вправду была похожа на лиру: закругленная, с выдвижным ящиком. Но как ее привезти домой? Женя взял у дворника большие салазки, взгромоздил на них тахту, сверху уселась я с большим пузом. И Женя с гиканьем прокатил меня по снегу два или три квартала. Папа при виде этой картины пришел в ужас. Он был очень интеллигентным, и ухарство Урбанского его шокировало.

Папа очень долго привыкал к зятю. Его коробило, как Женя за обедом с рычанием обгладывает кость, с шумом высасывает из нее мозг. Просил маму: «Меня кормите потом, отдельно». Зато она очень быстро приняла Женю. С удовольствием готовила для зятя его любимые блюда. Ей нравилось, что он может умять сразу три вторых. Женя хвалил мамину готовку, говорил комплименты, читал стихи и в итоге совершенно ее очаровал. Когда мы впоследствии ссорились, мама всегда брала Женину сторону.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или