Полная версия сайта

Кирилл Гребенщиков. Без суеты

Актер рассказывает в интервью о жизни и трагической гибели своего отца Юрия Гребенщикова, о его близких и друзьях.

Кирилл Гребенщиков

— Вам потребовалось десять лет, чтобы познать себя и свою профессию. Как складывалась тем временем личная жизнь? Вы ведь достаточно рано женились и стали отцом.

— Знаете, в свою личную жизнь я никого не пускаю. Это частное пространство, и этим пространством я дорожу, оберегаю его от внимания... У меня семья — жена, дочка. Это все, чем я готов поделиться...

— В эпоху Интернета «запираться» бессмысленно, в Сети можно узнать все обо всех!

— Про меня очень мало информации, и слава богу!

— У шоу-бизнеса свои законы...

— Вот я себя и «продаю» в театре и кино. Интервью вот даю... Оно же тоже часть этого бизнеса. Я не согласен, когда говорят, что публичность актера — часть профессии. Профессия актера — играть. Остальное — компромисс, шелуха. Давайте лучше про театр и кино...

— Давайте. С кино ведь долго не складывалось?

— И не только у меня. У нас на курсе только Слава Бойко рано начал сниматься, остальные перебивались эпизодами. Я по пять лет не входил в кадр, а когда не снимаешься, тебя и не зовут на кастинги. Разве что раз в год. Но так как тебя не знают, смотрят подозрительно: человек молодой, а глаза взрослые какие-то! Ходишь, ходишь и постепенно начинаешь звереть, смотришь уже не печально, а по-волчьи, знаешь, что тебя не хотят, и думаешь: «Ладно, я вам сейчас гадостей наговорю!» Есть замечательная короткометражка «Проклятие» с Тимофеем Трибунцевым, там иронично и вместе с тем горько об этом сказано...

— Но тем не менее вы снялись у Никиты Михалкова в «Сибирском цирюльнике», пусть и в маленькой роли. Наверняка есть что вспомнить.

— Там была хорошая компания. Два с половиной месяца мы жили в Праге в прекрасных условиях. Это был скорее опыт наблюдения, чем опыт исполнения... Работать у Михалкова просто счастье. Все люди, попадающие к нему на площадку, начиная от исполнителей главных ролей и заканчивая буфетчицей, разливающей чай, живут только работой и уверены в том, что участвуют в создании самого гениального фильма в истории!

— Никита Сергеевич умеет вдохновлять, создавать атмосферу?

— Да! Любовь к людям — одна из составляющих его таланта и творческого обаяния, что бы ни говорили недоброжелатели. Подчеркнутое уважение, забота и умение увлечь замыслом. Поэтому никто из актеров никогда ему не отказывает. Я бы тоже не отказал, если бы еще раз позвал! У меня остались самые приятные воспоминания о съемках в «Сибирском цирюльнике».

В нулевые я снялся в нескольких сериалах — детективе «Место под солнцем» с Настей Волочковой, экранизации «Братьев Карамазовых». Но это были небольшие роли. Поворот произошел после сериала «Тридцатилетние», в котором я сыграл одного из главных героев. После этого почувствовал к себе настоящий интерес...

— Проснулись знаменитым?

— Да нет, конечно. Маховик раскручивался постепенно. Самое интересное, что я сомневался, когда предложили сыграть в «Тридцатилетних». Как же! Шестьдесят серий! «Мыло»! А когда начал сниматься, неожиданно увлекся. История была интересной, необычной. Для того времени довольно провокационный формат, вроде тех, что сейчас снимает ТНТ. У нас все было корректно, без жести, но темы и высказывания — достаточно смелые. Мне не было стыдно за эту работу. Я знал, что все сделал хорошо. И в тридцать пять лет наконец начал сниматься по-настоящему.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или