Полная версия сайта

Элеонора Прохницкая: «Муж пилил меня, сжигал и прятал по ящикам»

Откровенный рассказ актрисы о любви и ревности, о том, как она ушла от первого мужа и какие страсти бушевали в семейном клане иллюзионистов Кио.

Эмиль Кио

Юру, как впрочем и всех, публика принимала очень хорошо. Плохо встречали только Зыкину. Парижане совершенно ее не воспринимали, хотя она преподносилась как главная звезда мюзик-холла. Когда Людмила выплывала в своем широком сарафане и зычно затягивала «Течет река Волга...», в зале наступала недоуменная тишина. Аплодисменты заканчивались, едва певица доходила до кулис, но она тут же возвращалась к микрофону и пела вторую песню. Зыкина совершенно не вписывалась в легкий мюзик-холльный жанр. Но Фурцева была ее подругой, она Зыкину к нам и пристроила. Самое интересное, что после гастролей в советской прессе писали об успехе Зыкиной на парижских гастролях, не упоминая больше ни о ком.

В одном гостиничном номере с Людмилой жила Нани Брегвадзе. А у Зыкиной характер — будь здоров! С Нани мы сразу же очень подружились. Помню, как я ходила за Брегвадзе и следила, чтобы она не оставила свои старинные кольца на умывальнике общественного туалета. Нани была настоящим Чаплином в юбке! Могла прилететь в Москву с паспортом без фотографии, провалиться в осветительный люк перед изумленными зрителями или выйти на сцену в концертном платье и... тапочках. А сколько раз Нани билась лбом в стеклянные витрины!

Нам с ней очень нравился запах иностранных сигарет. Однажды скинулись, купили пачку. И запершись в моем номере люкс, дымили не затягиваясь. Однажды постучалась к нам Зыкина. «Ой, как у вас накурено!» — зажала нос и ушла. Через какое-то время опять стучит. Входит, замотанная в белое полотенце, как бедуинка, одни глаза видны: «Курите, черт с вами. Мне одной скучно, я с вами посижу».

Грузинская диаспора раскупила на один из концертов все билеты, мечтая услышать в исполнении Брегвадзе «Тбилисо». Нани попросила: «Сделай мне ресницы подлиннее». И я расстаралась: взяла тушь «на мыле», напудрила ее ресницы и стала наводить красоту. В результате на сцену вначале выплыли Нанины ресницы, а затем уже сама Нани. Она запела, и вдруг под слепящим прожектором у нее защипало глаза. После строчки «Московских окон нэгасимый свэт» тушь потекла по щекам, она стала хлопать глазами, и ресницы слиплись окончательно. Нани поет, а слезы в два ручья. Мне пришлось выйти на сцену, взять ее за руку и отвести за кулисы. Зрители так и не дождались «Тбилисо». После каждого концерта ее встречала у служебного входа толпа поклонников, и у каждого в руках — маленький бумажный кулечек. А в кулечке, как потом оказалось, были не просто сувениры, а редкой красоты драгоценности. Нани уже в самолете достала небольшую сумочку и сложила в нее сережки, кольца, браслеты. Потом положила сумочку рядом и... вышла из самолета, оставив ее на сиденье!

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или