Полная версия сайта

Елена Земляникина. Промыслом божьим

О семейных тайнах Земляникиных — Стриженовых, искушениях карьерой и славой и обретенной вере.

Олег Стриженов Александр Стриженов и Елена Земляникина

Мама отпускала беспрекословно, правда, могла сыронизировать: мол, ласковый теленок двух маток сосет. Ревновала ли она? Не знаю. Мама никогда в этом не признавалась, но кто нас, женщин, разберет? Как-то я сообщила, что собираюсь встречать Новый год с папой. После красноречивой паузы услышала: «Если хочешь — иди». За этим согласием проглядывала такая горечь, что я никуда не поехала. В другой раз рассказала, что когда уезжаю от отца, Люка всегда плачет. «Хочешь сказать, что я тебя люблю меньше?» — не удержалась мама.

Жили папа с Люкой скромно, она этого стеснялась, боялась, что я привыкла к деликатесам и разносолам. А мне в папином доме нравилось абсолютно все. К моему приходу на стол выставляли необыкновенно вкусный пирог. Казалось — отродясь такого не пробовала. А когда выросла, выяснилось, что это была обычная шарлотка.

Люка работала в журнале «Крокодил», затем — в Союзе журналистов. Она брала меня с собой в дома отдыха, где мы катались на лыжах и весело проводили время. Когда я училась классе в седьмом, Люка достала где-то немыслимой красоты синее пальто — в моде было букле — с большим белым воротником. Папа спросил:

— Откуда?

Она в ответ:

— Получила гонорар!

А однажды вышел казус. Папа, как всегда, забрал меня на прогулку, Люка лежала в больнице и не могла его проконтролировать. Он повел нас с подружкой в кафе «Метелица». Съев мороженое, мы неожиданно расшалились. Оказалось, в коктейлях, которые мы выпили, была капля алкоголя. Как же Люка его отругала! К слову, она оказалась по-женски умнее мамы — они с папой совсем недолго прожили с Марией Андреевной под одной крышей (дедушка Миша к тому времени уже умер). Да и папа помудрел: если мачеха поднимала волну, тут же ее осаживал.

Но при всех конфликтах с папиными женами меня Мария Андреевна любила искренне, всей душой, и именно от нее я впервые услышала молитву «Отче наш». А было это так. Перед тем как я должна была уехать одна в летний лагерь, она обняла меня и сказала: «Леночка, когда будешь ложиться спать, накройся одеялом, незаметно для всех перекрестись и скажи: «Отче наш, Иже еси на небесех!..» Поэтому и я буду молиться за Марию Андреевну до конца дней.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или