Полная версия сайта

Восемь любимых женщин Александра Абдулова

Лучший друг актера Георгий Мартиросян рассказал о его страстной любви к противоположному полу, азартных играх и тяжелом характере.

Александр Абдулов и Георгий Мартиросян

Вернувшись в Москву, каждый занялся своими делами. Сашка к тому времени уже окончил ГИТИС, Марк Захаров увидел его в дипломном спектакле и сразу пригласил играть лейтенанта Плужникова в спектакле «В списках не значился» по повести Бориса Васильева. А я продолжал участвовать в кинопробах. Не всегда получал большие роли, иногда всего лишь эпизоды. Тоже неплохо, но могло быть и получше. Артисты так устроены, что им всегда мало, и если тебе несколько дней подряд не звонят, никуда не зовут, поневоле думаешь: значит, все, забыли. И начинается депрессия со всеми вытекающими последствиями...

Еще я тогда работал в Первом московском областном драматическом театре, и, как назло, там тоже не все было гладко. Постоянно спорил с режиссером Михаилом Весниным.

— Играй, как я прошу, — командовал он.

— Меня так не учили.

— А ты попробуй.

— И пробовать не стану.

Такой вот был у нас творческий процесс.

В общем, кончилось дело тем, что я положил заявление об уходе. Сашка узнал об этих проблемах и тут же познакомил меня с заведующей труппой «Ленкома». Я стал ходить на репетиции, сидел в зале, постоянно попадаясь на глаза Захарову. В конце концов тот ввел меня в несколько спектаклей — «Лисички», «Тиль». В последнем вместе с Караченцовым пел «Когда шагают гезы» — яркая сцена, всегда шла под аплодисменты.

В театре дневали и ночевали ассистенты по актерам с разных киностудий, смотрели все спектакли. И пока я перебивался от одного случайного заработка к другому, Абдулова завалили предложениями. Сашка готов был принять каждое:

— Я и тут хочу сниматься, и там.

— Ты только товарищей не забывай, — напоминал на всякий случай.

И Сашка не забывал. Благодаря ему я поработал на нескольких картинах, пусть и в небольших ролях, но мне хотелось сниматься, да и деньги на жизнь нужны были. Никакой звездности в Абдулове в те годы не было и в помине, к режиссерам он относился с пиететом, так, как его научили в институте. Работоспособностью обладал фантастической, мог хвататься за шестнадцать дел одновременно. Я называл его «солнечный» — дальше шло не совсем приличное слово (не мат!). Прозвище ему очень подходило.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или