Полная версия сайта

Наталия Трубникова: о тайнах фильма «31 июня» и семейной драме Александра Годунова и Людмилы Власовой

Откровения знаменитой актрисы.

Наталья Трубникова.

На мой взгляд, в Америке Саша так до конца и не реализовался. Возможно, причины кроются в самом его скандальном отъезде: возвращение в СССР Милы было воспринято как поражение американских спецслужб. Естественно, Годунова, до последнего уверявшего, что ее удерживают насильно, не жаловали. Он рано умер, в сорок пять лет, и при таинственных обстоятельствах. После перестройки знакомые артисты уехали работать в Америку и поселились рядом с Сашей, который уже не танцевал — преподавал. Они рассказывали, что Годунов завел себе женщину, она была пресс-секретарем. Жили они вместе. Как-то эта дама уехала по делам, а вернувшись через неделю, обнаружила Сашу там же, где оставила, — в кресле. Только мертвым. Наши приятели спросили, когда похороны. Пришли к назначенному времени и узнали, что тело уже сожгли и прах развеян над океаном. Потом выяснилось, что все имущество Годунова переведено на эту женщину-секретаря. Бросились в полицию:

— От чего умер Александр Годунов?

— То ли с сердцем стало плохо, то ли что-то не то выпил.

— А вскрытие?

— Вскрытия не было.

Как так? Волей-неволей подумаешь: что-то здесь не чисто. Как будто Саша напророчил себе судьбу последней репликой в «31 июня»: «Прощайте! Больше я здесь не нужен».

— Вы понимали, что эмиграция Годунова поставит крест на вашей кинокарьере?

— Даже не догадывалась! В первую очередь мы переживали за Квинихидзе. Помню, Леонид сказал, опустив голову: «Все. Наш фильм закроют». Мы знали судьбу этого искрометного режиссера. Еще в 1970 году стала невозвращенкой его первая жена балерина Наталия Макарова. Они были в разводе, и я никогда не спрашивала об их отношениях. Но во время съемок Леонид постоянно вызывал нас на «Мосфильм», где показывал легендарные мировые мюзиклы: у нас этот жанр был совсем не развит. Говорил: «Необходимо ориентироваться на лучшее. Не хочу, чтобы вы выглядели смешными». И я думала: может, в первую очередь он хочет быть автором достойной работы в глазах Макаровой, ставшей танцовщицей мировой величины?

В 1976-м Квинихидзе снял мюзикл «Небесные ласточки». Уже через год попал в тюрьму исполнитель одной из главных ролей, потрясающий певец Сергей Захаров. У него были сложные отношения с администратором одного из концертных залов. Захарова обвинили в избиении — дескать, он стал зачинщиком драки, в газетах писали о моральном разложении певца. В результате его осудили на год тюремного заключения. А «Небесные ласточки» на несколько лет положили на полку. В 1979 году уехал Годунов — и закрыли «31 июня». А через три года умерла жена композитора фильма, гениального Александра Зацепина, и он эмигрировал во Францию. Бедный Квинихидзе! Кажется, злоключения, выпавшие на долю его картин, мастера мюзикла как-то надломили: после таких удивительных фильмов, как «Соломенная шляпка», «Небесные ласточки», «31 июня», он снял очень грустную картину «Артистка из Грибова». Закрылся, переехал в Симферополь, работал главным режиссером в местном театре. Сейчас вернулся то ли в Москву, то ли в Питер, но со старыми знакомыми не общается.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или