Полная версия сайта

Вдова Владислава Стржельчика о внебрачном сыне мужа: «Владик упорно отрицал свое отцовство»

Людмила Шувалова рассказала о годах семейного счастья, которое ничто не смогло омрачить.

Людмила Шувалова,  Людмила Макарова и Ефим  Копелян

Но однажды был случай: ушел на кинопробы, обещал вернуться часов в восемь вечера — и пропал. К полуночи я забеспокоилась, начала обзванивать знакомых — никто ничего не знал. Выяснила телефоны моргов и больниц. Среди прочих набрала номер ГАИ: не случалось ли в городе автокатастрофы? Меня спросили:

— А кого вы разыскиваете?

— Стржельчика Владислава Игнатьевича. Я его жена.

— Номер автомобиля?

Гаишники передали номер всем постам. В это время Владик, как потом выяснилось, в замечательном настроении возвращался домой из баньки, где они хорошенько выпили в мужской компании. Вдруг его «Волгу» зажимают с двух сторон машины автоинспекции, заставляют остановиться. Выяснили, что это и есть тот самый народный артист СССР Стржельчик. Хорошенькое дело: жена дома рыдает, а он пьяный ездит по городу! Выгнали его с водительского места, довезли до дома: «Владислав Игнатьевич, чтобы больше этого не было!» Но Владик не принадлежал к мужчинам загульной породы.

К слову, машину Владислав Игнатьевич обожал. На курсы вождения мы ходили вместе, потом купили «жигули». «Волга», которая их сменила, оказалась для меня велика, я не чувствовала ее габаритов, и вождение пришлось забросить. Но Владик так хотел «Волгу»! Благо мы могли себе это позволить. Не помню, чтобы когда-нибудь приходилось занимать. Но и копить не копили. Все, что Владислав Игнатьевич заработал, тут же тратилось. Муж обязательно привозил мне обновки с заграничных гастролей. Таскал артисток с собой по магазинам, заставлял примерять наряды: пойдет ли эта шляпка Людочке? Понравится ли вон то платьице?

На сорокалетие получила от мужа царский подарок — норковую шубу. В Ленинграде таких было всего две: у меня и у примы-балерины Кировского театра Татьяны Вечесловой. На другой юбилей решил подарить колечко с бриллиантом. В советское время даже украшения были дефицитом, но Стржельчика в городе любили, он заходил в магазины с черного хода. Мы пришли в ювелирный, Владислав Игнатьевич выбрал кольцо, я замахала руками: «Никогда такой булыжник не надену!»

Камень в кольце был размером в карат. Я ничего не понимала в бриллиантах, считала, что ходить с таким украшением на работу неприлично. И мы купили колечко с камешком в ноль шесть карата, очень изящное — жаль, сегодня оно мне безнадежно мало.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или