Полная версия сайта

Крис Кельми: «Мы давно уже не муж и жена, а соседи по квартире»

Знаменитый музыкант откровенно рассказал о том, почему его семья фактически распалась, а сын с ним не разговаривает.

группа «Високосное лето»

У папы с мамой нас было двое. Валентин старше меня на десять лет, пошел по стопам родителей, всю жизнь проработал в Гидроспецстрое, недавно вот вышел на пенсию.

Есть и младший брат — Женя, родившийся у отца в другой семье. Когда мне исполнилось пятнадцать, папа ушел от нас. Это тяжелая история, не люблю ее вспоминать. «Вырастешь — поймешь, почему так сделал», — говорил отец. Я вырос и не понял. Общаться с ним не перестал, ездил к нему на стройки, на дачу. Но это уже после маминой смерти, она ушла рано, в пятьдесят три года. И с младшим братом подружился. Он тоже пошел было в строители, но родственники стали меня просить: «Забери его из тоннеля, может, что путное выйдет». Женя неплохо освоил гитару, играл в группе, потом стал моим директором.

Увлечение рок-н-роллом началось с 1970 года, в мои пятнадцать. В 1972-м по желанию отца я поступил в Московский институт инженеров транспорта (МИИТ), оказавшийся центром рок-н-ролльного движения наравне с МАРХИ. Студенческая среда в те годы была интеллектуально подкованной и свободомыслящей. Увлечение музыкой перевесило здравый смысл и родительские наставления. Я поучаствовал в строительстве тоннеля в Краснодарском крае, а потом ушел из аспирантуры и попал в... андеграунд рока. За студенческим «Високосным летом» настал черед нашей группы «Автограф», получившей всесоюзную известность после рок-фестиваля 1980 года в Тбилиси, где мы заняли второе место следом за «Машиной времени».

Клавишные инструменты, купленные на черном рынке на деньги от подпольных концертов, были у меня, наверное, лучшими в столице. Слухами Москва полнится, кто-то в театральной среде прослышал, что у Кельми есть инструменты с уникальным тембральным спектром, и я получил приглашение в Театр Ленинского комсомола записать музыку к спектаклю «Гренада». В коридоре мы случайно столкнулись с Марком Анатольевичем Захаровым. Популярной группе «Аракс», которая участвовала в спектакле «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», стало тесно и безденежно в стенах театра, где даже такие звезды, как Евгений Павлович Леонов и Татьяна Ивановна Пельтцер, получали весьма скромные зарплаты. Захаров искал «Араксу» замену, в сердце худрука уже, видимо, зрела постановка грандиозной «Юноны и Авось».

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или