Полная версия сайта

Сын Кюнны Игнатовой: «Не знаю, чем накачали мать, но такой я ее еще не видел...»

Петр Соколов, сын актрисы Кюнны Игнатовой, откровенно рассказал о своей матери.

Кюнна Игнатова

Первый раз Вэ-Вэ принял деятельное участие в моей жизни, когда я перешел из школы бабушки Тали в знаменитую спецшколу № 23, находившуюся прямо за метро «Парк культуры». Видимо, попасть туда было не просто, могло не хватить авторитета матери. Белокуров же мог все или почти все.

В 23-й я проучился всего три года, до шестого класса. В шестом умерла Бабуся. Она слегла и стала постепенно угасать. Помню слова — эпидемический энцефалит. Бабуся пыталась вставать, что-то для меня делать... А я ждал, что она выздоровеет, но появилось чувство неизбежного конца родного человека. Чувство смерти, тягостное и тоскливое.

Бабусю забрали в больницу. Завернув в одеяло, Вэ-Вэ взял ее на руки и, словно пушинку, понес к машине. Я прильнул к окну и смотрел, как он несет худенькую, старенькую, самую любимую мою Бабусечку, и понял, что у меня текут слезы. Машина уехала. Больше я ее не видел. Мать, конечно, присутствовала, но я не помню ее. Помню только это... Бабусю похоронили на Введенском, или, как его еще называют, Немецком кладбище, в могиле моего деда Николая Андреевича Игнатова и его жены Александры Александровны.

Это вообще довольно загадочная история. Я знаю ее со слов матери. Николай Андреевич, морской офицер, один из первых подводников России, в самом начале XX века служил в Одессе. Там он встретил и полюбил на всю жизнь Александру Александровну Жуковскую. Потом его перевели на Дальний Восток. После революции дед вернулся с женой в Москву, он никуда не собирался эмигрировать и остался служить своей стране. Игнатов не был сталинистом, он просто был русским офицером. Удивительно, но в советское время он, не будучи членом КПСС, стал высоким начальником.

Татьяна Николаевна, моя бабушка и мать Кюнны, — их дочь. Но Кюнна говорила, что у Александры Александровны не было детей и Татьяну они удочерили.

— Тогда кто ее настоящие родители? — спрашивал я.

— Когда-нибудь узнаешь... — отвечала мать.

А потом, с годами, начинала сообщать некоторые известные фамилии: Троепольские и Кочубеи, Бегичевы... Надо сказать, что время на дворе стояло глубоко советское и вспоминать лишнее, связанное с особенностями происхождения, было небезопасно. Тем более что работая во МХАТе, мать стала выезжать за границу на гастроли. Она знала, каким я бывал хвастуном и «болтушкой», поэтому многого не договаривала. А может быть, сам Николай Андреевич не объяснил ей ничего толком, оберегая от опасной информации.

Он и его жена умерли в один день в 1956-м, за два года до моего рождения. Александра Александровна скончалась в больнице, было решено Николаю Андреевичу не говорить, сначала подготовить. Но нашелся кто-то, поторопившийся высказать соболезнования. «Умерла?» — только и спросил Николай Андреевич, подняв телефонную трубку. Потом он ее выронил, сел на пол и умер. Раньше я не придавал значения дате смерти, тогда мы не были религиозны. А ведь умерли они седьмого июля, когда начинают служить утреню следующего дня, поминая святых Петра и Февронию — символы верности и супружеской любви, проживших вместе целую жизнь и умерших в один день.

Кюнна Игнатова  с однокурсником Василием Лановым

Так вот, моя мать всегда называла Николая Андреевича папой. Бабуся, родив Кюнну, почти сразу же разошлась с ее отцом, Николаем Михайловичем Алексеевым, Игнатов удочерил и ее. По рассказам, в молодости Татьяна Николаевна уделяла дочке не так уж много внимания. Молодая разведенная балерина — работа, поклонники... Может быть, еще и поэтому она в старости обрушила на меня всю неистраченную родительскую любовь, кто знает. Николай Андреевич взял бремя воспитания Кюнны на себя. И она любила его всегда. А вот к Александре Александровне относилась прохладно, рассказывая, что бабушка в основном была занята собой.

Первым мужем матери стал мой отец, Вячеслав Глебович Соколов. Я не помню год его рождения, только число — двадцать шестое сентября, как и у Кюнны. Познакомились родители в Щукинском театральном училище. Отец учился на одном курсе с Александром Ширвиндтом, Ниной Дорошиной, Владимиром Земляникиным. Мать — с Вячеславом Шалевичем и Василием Лановым, который вроде бы за ней серьезно ухаживал. Хотя за Кюнной ухаживали многие. В октябре 1958-го родился я, из чего следует, что мать оканчивала учебу уже в серьезном «положении». И оканчивала уже звездой.

Тогда в год выпускалось немного фильмов, поэтому те, кто снимался, моментально получали всесоюзную известность. А у матери — сплошь главные роли. В 1955-м вышла «Ляна» Бориса Барнета, в 1956-м «Долгий путь», который снял совсем еще неизвестный Леонид Гайдай, где она и познакомилась с Белокуровым. Потом небольшая пауза, окончание «Щуки», мое рождение. И уже в 1959-м — «Повесть о молодоженах», в 1960-м — «И снова утро» в паре с Владимиром Самойловым, в 1961-м — «Планета бурь» с Георгием Жженовым. Где-то там еще роль Эстерины в «Борце и клоуне» со Станиславом Чеканом. Трудно даже представить уровень актеров того времени, занятых в кино. Например, невероятное актерское созвездие в «Повести о молодоженах», где вокруг дуэта будущего товарища Сухова — Анатолия Кузнецова и моей матери — Евгений Леонов, Татьяна Пельтцер, Вера Пашенная, Алиса Фрейндлих, Кирилл Лавров. Это был такой взлет, такой успех!

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или