Полная версия сайта

Семья Василия Ливанова: первое интервью после выхода сына на свободу

«Я всегда знал, что в моей жизни будет очень серьезное испытание», — рассказывает Борис Ливанов.

Ева Ливанова

Евка — разумный ребенок, способный отличить правду от лжи. И она очень любит отца. Радости внучки не было предела, когда Боря после освобождения повел ее в школу. Ева так мечтала, чтобы одноклассники увидели, какой у нее большой и красивый папа.

— Недавно Екатерина заявила в интервью: «Мы с Борисом обязательно снова будем вместе».

Борис: Она может считать, что луна квадратная и зеленая. Это ее личное дело и на луну никак не повлияет. Мы давно в разводе, более того, настоящими мужем и женой никогда не были. Сейчас пытаюсь найти определение нашему альянсу... Партнеры по цирковому номеру, участники веселого хмельного праздника... Поначалу мне это нравилось, но когда Катя забеременела и мы решили оставить ребенка, с прошлой жизнью, привычками надо было распрощаться. Екатерина не захотела или не смогла.

Василий Борисович: Первое, что Боря сделал, когда попал в химкинское СИЗО, — написал заявление, чтобы ни под каким видом мать Евы к нему не пускали. То же самое — в можайском СИЗО. И в колонии сразу составил отказ от свиданий с ней. Эта женщина — никто ни моему сыну, ни моей внучке! Нам всем она — никто!

Борис: Рядом своих действий Екатерина низвела себя до уровня биологической матери, чего мы в принципе не хотели. У меня и моих родителей были к ней определенные и вполне обоснованные претензии. Они были поддержаны и органами опеки, и судом, который предложил ей изменить свое поведение. Этого не случилось, и сегодня ситуация выглядит так, как выглядит. Я считаю, что вообще упоминать Екатерину в рамках разговора о нашей семье не стоило.

Василий Борисович: Абсолютно согласен, потому что эта особа и без нашего участия не вылезает с телеэкранов и страниц газет.

Елена: Но что она говорит там о нашей семье, о Боре — разве не имеет значения? Часть людей, которые слышат и читают этот бред, верят ему! Да, мы отказываемся принимать участие во всех этих шоу, отвечать на вопросы корреспондентов «желтых» газет, потому что нам жалко времени и сил, которые можем потратить на что-то полезное. Но сейчас, когда есть возможность объяснить свою позицию и сказать: все, в чем обвиняет нас Катя, — ложь и клевета, мы должны ее использовать.

У Бориса и Василия Борисовича несколько иное отношение к ситуации, потому что они не общаются ни с учителями, ни с сотрудниками органов опеки, не принимают участия в судебных заседаниях, где разбираются заявления Екатерины о снятии ограничения в родительских правах. А я знаю, что грязь, которую она вываливает на нашу семью, словно пыль на мебели, оседает в мозгах людей. Постоянно с этим сталкиваюсь.

Евка не хочет общаться с матерью, стесняется, когда та приходит в школу. Екатерина ведет себя демонстративно агрессивно, требует, чтобы Ева с ней сфотографировалась, заставляет мерить вещи в переполненной детьми и родителями раздевалке: «Снимай штаны и надевай джинсы, которые я принесла!» Однажды, увидев мать, Ева спряталась. Так учительница ее нашла и заставила выйти к Екатерине, сидеть с ней, разговаривать. Внучка успела прислать эсэмэску: «Приходи скорей, забери меня!» Я, бросив все, примчалась и увидела зареванного ребенка. Выяснив, в чем дело, отправилась разговаривать с педагогом: «Почему Еву насильно отвели к матери? Почему у меня, назначенного судом опекуна, не спросили разрешения?» В ответ услышала, что все наши суды продажные...

Василий Ливанов

Я давно, можно сказать с рождения, заменила Еве мать. Занималась ее лечением, развитием, воспитанием. Но беда в том, что девочки часто повторяют стереотип поведения биологической матери, а для Евы это смертельно опасно. Вариант оградить ее от любой информации о Екатерине, от общения с ней невозможен. Евка смотрит телевизор, лазает в Интернете, Екатерина приходит в школу. И мы должны противостоять той лжи, которую ребенок слышит и читает. Я все силы положу на то, чтобы она не повторила судьбу своей матери, жизнь которой состоит из ненависти, пьянства и драк.

Василий Борисович: Не могу понять, почему человеку, который беспробудно пьет и лжет как дышит, предоставляется телеэфир? Ради чего? Ради рейтингов? Екатерина нигде не работает, пьет и лечиться не хочет. Ее единственный источник дохода — гонорары от телепередач, в которых она излагает свои болезненные фантазии: что является прямым потомком князей Мещерских, что проходила стажировку в Штатах, после которой получила диплом гида-переводчика.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или