Полная версия сайта

Вячеслав Малежик о своих романах и интригах артистического закулисья

Вячеслав Малежик рассказывает о любви принцессы и о том, как он встретил свое счастье.

Свадьба Вячеслава Малежика

Наиболее одетого выдвигают вперед с заданием — любым способом задержать блюстителей закона. Тот несется вниз.

— Дед, вот тебе двадцать пять рублей, — говорит он дремавшему швейцару, — сейчас подойдут менты, задержи.

— Нет проблем, — радостно отвечает тот, засовывая в карман бешеные по тем временам деньги, и блокирует шваброй двери.

Наш товарищ, спрятавшись за креслом, наблюдает, как алчные стражи порядка безуспешно ломятся в гостиницу, а швейцар повторяет одну и ту же фразу: «Предъявите ваши визитки». Наконец менты понимают, что ловить им уже некого, и, плюнув с досады, уходят...

Сексуальная составляющая — часть нашей профессии. Унылый артист с потухшим взглядом никогда не заведет публику. Женщины в зале должны чувствовать в нем охотника, высматривающего дичь. В мимолетных романах, которые случались на гастролях, нравилось то, что у поклонниц не было долгосрочной стратегии. Такая женщина не кокетничает, она более открыта. Ей просто нравится мужик, ее не беспокоит, что он о ней подумает, женится или нет, как посмотрит на такие отношения его мама. Она просто отдается порыву и дарит счастье.

Женщины не любят не уверенных в себе мужчин. Восемьдесят процентов успеха зависит от того, насколько ты нахален, насколько уверенно взял ее за руку и повел или пообещал: все морально-этические проблемы беру на себя. Кто-то в итоге даже серьезно влюблялся и создавал семьи. Я один из таких.

В «Веселых ребятах» работал колоритный персонаж Коля Гаврилычев — техник, заведовавший нашей аппаратурой. Девчонки-поклонницы постоянно доставали его просьбами добыть телефончик кого-нибудь из группы. И однажды, когда в очередной раз пристали по поводу меня, Николай, не подумав, брякнул: «Да нету Малежика больше, погиб вчера в автомобильной катастрофе по дороге в Тверь». Девчонки все же надыбали где-то номер и позвонили моей матушке выразить соболезнования. Она хоть и помнила, что сын на гастролях в Барнауле, а не в Твери, сходила с ума от беспокойства, пока через два дня я наконец не объявился.

Вячеслав Малежик c женой Татьяной

Девчонки-фанатки были не столь уж невинными и наивными, они договаривались — кто с кем проведет время, сами нас выбирали, вели свои донжуанские списки. Однажды девушка по доброй воле отправилась со мной в номер после концерта. А потом неожиданно заявила: «Думаешь, раз ты Малежик, все девчонки твои? Вот тебе!» — и продемонстрировала комбинацию из трех пальцев. Нет так нет, согласился я, но она вдруг подлетела и вцепилась мне в лицо, расцарапала так, что мама не горюй! А в другой раз девицы, не поделив меня, чуть не подрались на ножах. Если б не вмешался, точно порезали бы друг друга.

Случались и красивые романы. Нина жила в Иркутске, пришла на концерт и после дождалась меня у служебного входа. Можно сказать, что я влюбился. Мы ездили на Байкал, плавали на пароходе по Ангаре. Возвратившись в Москву, стал писать письма с романтическими признаниями, посвящал Нине стихи. Трижды ездил в аэропорт, собираясь лететь к ней в Иркутск. Не поверите, трижды рейсы по разным причинам отменяли. Окончив школу, Нина явилась в Москву сама. Отец, увидев ее, отозвал меня в сторонку: «Ты дурак? Она же ребенок. Тебе что, баб мало?»

Ничего серьезного между нами и в Иркутске не было, да и тут не случилось. Родители всю ночь провели начеку, громко кашляли за стенкой. А заявить: мол, я уже взрослый и закрыться в комнате наглости у меня не хватило. Так роман и закончился, толком не начавшись.

У читателей может сложиться впечатление, что артисты примитивные люди и ничего кроме секса им не нужно. Это неверно — все мои коллеги были интересными людьми. Саша Лерман еще до прихода в «Веселые ребята» знал двадцать иностранных языков. Щелкал их как орешки. Прилетаем утром, к примеру, в Йошкар-Олу, Саша идет в книжный магазин, покупает русско-марийский разговорник и через два дня уже говорит на марийском! Многие обращались к Лерману с просьбой позаниматься. Но однажды он заявил нашему барабанщику Полонскому: «Учу только за деньги, и не потому что жадный: если ты не будешь платить за уроки, то и стараться не станешь». Больше к Саше с такими просьбами не обращались.

Музыкальную школу Лерман окончил по классу виолончели, затем его педагогом был отец Павла Слободкина — Яков Павлович. Ростропович и он были лучшими виолончелистами в Союзе.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или