Полная версия сайта

Секреты «Мосфильма»: мемуары художника по костюмам Тамары Каспаровой

По студии опять поползли слухи о Ларионовой...

Еще обижалась, что я до сих пор не видела ее новую квартиру (тоже в каком-то киношном доме), и повторяла: «Вот повешу занавески, ты непременно ко мне приедешь, я за тобой машину пришлю». Ну, а потом...

В 2000 году с очередными гастролями она была где-то недалеко, в Белгороде, и ей вдруг стало плохо. Предложили отлежаться в местной больнице, Алла ответила: «Нет, поеду домой». Двадцать пятого апреля вместе с подругой-соседкой они вечером сидели, пили чай. Потом Алла сказала: «Ну, я спать пошла». Ушла, и все. Умерла во сне. Ее тоже на Троекуровском похоронили, рядом с Колей.

Судьбы дочек сложились очень по-разному. Младшая, Аришка, окончила какой-то техникум, но практически не работала, жила при папе с мамой, на их средства.

К сожалению, она очень рано заболела алкоголизмом, и это было именно болезнью. Алла пыталась воздействовать, очень переживала, давала ей какие-то поручения. Например, в нашем магазине — тут, внизу — им выдавали «заказы». Многие должны помнить, как плохо было с продуктами в восьмидесятые годы и что всех от разных организаций куда-то прикрепляли на так называемые «заказы» (гречка, сгущенка, венгерская курица и т. п.). Алла всегда посылала Аришку, и та заходила ко мне. Хорошенькая была, милая... Но очень сильно пьющая. Скорее всего, на почве того, что замуж не вышла и детей не родила. В результате уже после смерти Коли они с матерью разъехались. Аришка ненадолго пережила Аллу и умерла через четыре года после нее, молодой совсем. Загубила себя.

Всеволод  Сафонов

Алена, старшая, много лет проработала монтажером на телевидении, в «Останкино». Рано стала самостоятельной, отделилась от семьи — они и с Ариной никогда не были особенно близки. Зато у Алены неплохо сложилась личная жизнь. У нее был хороший парень, кажется Саша, и до сих пор остался. Хотя он, конечно, уже не «парень». Алена мне несколько лет назад звонила. После смерти Аллы и потом Аришки ей досталось много жилплощади и дача. Живут они с мужем хорошо. Мы с ней какое-то время поддерживали отношения, но уже давно не созваниваемся, с тех пор как я ослепла, засела дома и потеряла общение.

Элла и Наумов

Другая подруга всей моей жизни была полной противоположностью Алле, что, впрочем, особенно в молодости, не мешало нам троим общаться.

Только старость разъединяет и потом — смерть.

Моей четвертой картиной был «Аттестат зрелости» по пьесе Лии Гераскиной. Именно Гераскина привела в группу Васю Ланового — совсем «зеленого», он тогда еще и в Щукинском не учился, не был актером. Но его взяли, и в фильме он дебютировал. Вообще, на роли школьников приводили на пробы многих начинающих артистов, и я обратила внимание на одну девочку, порекомендовала ее режиссеру Лукашевич.

Прошло несколько лет. Меня пригласили на первую «московскую» картину Алова и Наумова «Ветер», где снимались жены того и другого — Тамара Логинова и Элла Леждей. Режиссеры тогда приехали из Киева после успеха их фильма «Павел Корчагин».

И вот Элла как-то подходит и спрашивает: «А вы меня не помните?» Оказывается, она и была той самой красивой девочкой на «Аттестате...». С тех пор мы подружились. Ко мне вообще актеры всегда хорошо относились, и не только потому что «от костюма много зависит». Но одни были дальше, другие ближе. Так вот Элла сразу очень доверительно ко мне отнеслась, прислушивалась ко всему, что я ей говорила. Потому что Наумов, хоть и был как режиссер в ней заинтересован, в шляпках не разбирался. А мы очень долго искали ей шляпку, чтобы держалась на ветру.

На вопрос о национальности Элла неизменно отвечала «белоруска», но представлялась не Эльзой, как в паспорте, а только Эллой. Видно, боялась, что в ней заподозрят немку. И для этого были основания. Она мне рассказывала, что выросла без отца. Он служил в Севастополе, был флотским офицером, и однажды, когда она была совсем маленькой, отца и других офицеров куда-то вызвали, потом сказали про какую-то катастрофу, и больше она его не видела.

Это было в середине тридцатых...

Школу Элла оканчивала уже в Москве, потом, еще студенткой театрального училища, ее пригласили на Киностудию Горького на главную роль в «Море студеном». Элла признавалась, что там у нее впервые был роман с партнером, игравшим ее жениха, Геннадием Юдиным. Но потом — Киев, Наумов, все закрутилось, и они быстро поженились. Хотя, к сожалению, ненадолго.

Вообще-то они подходили друг другу: оба худые, стройные, стильные, оба — образованные, развитые, остроумные. Жили в том же известном доме на Усиевича, и у них в гостях всегда бывало много интересных людей.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или