Полная версия сайта

Марина Шиманская: «Олег Табаков для меня больше не существует»

Марина Шиманская рассказывает о причинах отъезда в Испанию, а также о своем отношении к Олегу Табакову.

Один ученик что-то изображает, а остальные угадывают, кого он имеет в виду. Девушка размахивала руками, как безумная, а другие, глядя на нее, смеялись. Боже, думаю, кого она показывает? Какого-то сумасшедшего дирижера? Оказалось — меня...

Сегодня я владею языком достаточно хорошо, преподаю на нем, но после занятий хочется говорить по-русски. Иногда во время урока, увлекаясь какой-то идеей, сама того не замечая, перехожу на родной язык. Понимаю это по глазам студентов.

— Опять, да?

— Угу.

Год назад мы свозили ребят в Саратов на фестиваль памяти Олега Янковского.

Зал на восемьсот мест заполнился целиком, мне негде было сесть. Альгис с ребятами играли Лорку. В финале зрители встали и, аплодируя, смотрели на меня: «Марина, как же это здорово!» Для моих студентов такой прием оказался чем-то невероятным. Ребята открывали для себя Россию. Они, повернутые на Чехове, повлюблялись в русских девочек и мальчиков, теперь учат язык.

Нашей актерской школе только пять лет. Понадобилось время, чтобы начать свое дело. В прошлом году мы с Альгисом организовали Фестиваль университетского театра, а в этом — открыли школьный театр. Каждую неделю студенты играют спектакли. В репертуаре Булгаков, Толстой, Чехов, Достоевский. Ну что я могу сказать? Зал — битком. Зрители стоят в проходах, сидят на полу. Мне это напоминает мою молодость в России, когда люди испытывали голод по театральным откровениям.

А это мы на гастролях в Саратове

И я воссоздала подобную ситуацию здесь. А это, поверьте, сложно сделать в буржуазной Испании, стране, в которой культура никогда не стояла на первом месте. Все ученики поначалу затрудняются правильно произнести «Станиславский». Каких только звуковых экспериментов я не слышала, например «Сласисласи». А кончается тем, что они «заболевают» — попадает в них наша русская бацилла. Им скучно теперь просто есть и пить, они тоскуют и мечтают о высоком. В общем, становятся немного русскими...

Мы дважды ездили на гастроли в Италию, потом в Мадрид. Наша школа не похожа на другие испанские, ведь у нас русские корни. Мы с Альгисом привезли сюда лучшее, чему научились сами. Очень любим ребят, они для нас — действительно дети. Когда студенты покидают школу, я скучаю.

Но приходят другие, я вижу новые лица и глаза, которые мне предстоит зажечь. Случается, ребята едут в Штаты, Англию, а потом возвращаются разочарованными:

— Мы столько узнали у вас, а там — ничего нового.

— Не забывайте, пожалуйста, — отвечаю им, — я не из Бильбао, а из Москвы.

Несколько лет назад к нам приезжала сестра Андрея Тарковского — Марина. Она посмотрела, послушала, что происходит в нашей школе, и сказала: «Вы же делаете своих студентов несчастными! Куда они потом пойдут?»

Да, наши ребята другие, ни на кого не похожи. Но не стоит о них беспокоиться, многие находят место в жизни. Недавно в Бильбао известные актеры и режиссеры создали театральную студию «Палата номер 6».

Это очень популярное место, и каждый третий актер там — наш.

Если бы я осталась в России, наверное, сделала бы еще что-то в театре и кино. Некоторые из моих однокурсников не сходят сегодня с телеэкранов и способны на гонорары легко купить домик в Испании. Но... Если бы я не уехала, моя Оля не выросла бы в замечательной стране, а потом не познакомилась бы с Никитой. И не было бы у меня сегодня замечательной внучки Анечки, которая прекрасно говорит по-испански и проводит со мной каждое лето. Благодаря внучке у нас дома теперь живет морская свинка, «кобайя» по-испански. Однажды я с Анечкой пошла на птичий рынок, чтобы посмотреть на животных. Ну разве можно пойти туда с ребенком и никого не приволочь? Я уже хотела уходить, когда Аня посмотрела на меня своими огромными глазами.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или