Полная версия сайта

Дочь режиссера «Джентльменов удачи»: «Отцу бы не комедии ставить, а ужастики»

Дочь режиссера Александра Серого Ольга рассказывает о непростой судьбе своего отца. От нее скрывали тайну...

Ребенком он мечтал играть на фортепиано, но помешала война, в эвакуации не было условий для занятий. Вот и решил: не смог сам, так пусть дочка учится. То, что у меня нет ни желания, ни способностей к музыке, его не волновало. Восемь лет играла ненавистные гаммы. Порой жить не хотелось!

А вот рисовала я хорошо и с удовольствием. Папа, обнаружив эту мою склонность, посмотрел на меня как на явление. Когда-то на режиссерских курсах он получил задание нарисовать табуретку, а на ней полотенце. Мучился полгода, но ничего так и не вышло.

Я просила:

— Папа, не хочу заниматься музыкой, лучше отведи меня в художественную школу.

— Рисовать ты и так умеешь! — следовал категорический ответ.

Он искренне хотел как лучше. Только вот получалось почему-то наоборот. Сколько лет было потеряно зря! Наши игры, разговоры по душам постепенно уходили в прошлое. Отец лишь требовал, требовал, а я подчинялась. Из отношений исчезали теплота и былая привязанность.

Меня единственную родители до конца десятого класса провожали в школу и встречали после уроков. Однокашники, конечно, посмеивались. Я страдала. И однажды, когда папа опоздал, я шнырь — и вперед по знакомому маршруту. Он искал меня, переполошил учителей. На всякий случай поехал домой. А я прогуливаюсь у подъезда довольная. Что тут началось! «Еще раз так сделаешь — убью!» — кричал отец, схватив в гневе меня за шиворот.

Мама ждала отца с зоны, она все-таки любила его

Но, слава богу, с тех пор он сделал над собой усилие, позволил ходить в школу одной. И я тут же попала в передрягу: зазевалась и не заметила, как троллейбус тронулся. Мне расшибло голову зеркалом заднего вида. Еще немного и удар пришелся бы в висок. Водитель вызвал «скорую». Отец в ужасе примчался в больницу, увидел меня в окровавленных бинтах и крепко прижал к себе: «Если бы с тобой случилось страшное, мы бы оба уже были в раю».

Страх потерять единственного ребенка давил на него. Стоило мне задержаться или исчезнуть из виду, папу охватывал ужас, он бледнел и покрывался испариной. Каждую минуту он ждал подвоха, опасности, словно рядом присутствовал незримый враг.

Он объявился, когда я училась во втором классе. Мы гуляли по Калининскому проспекту.

Вдруг перед нами неожиданно возник мужчина и спросил: «Это твой ребенок?»

Ничего не отвечая, папа загородил меня собой, взял за руку и быстро увел.

— Кто этот дядя? — поинтересовалась я, не понимая, чем вызвано наше бегство.

— Враг. Я испугался, что он выместит злость на тебе.

Впоследствии я не раз слышала от него это слово.

Сколько себя помню, левую щеку отца пересекал небольшой шрам. Он нисколько не портил лицо, и я долго воспринимала его как ямочку. Подрастая, заметила, что на другой щеке такой ямочки нет. Ну и пристала: почему да откуда? Папа рассказал. В моем сознании этот сюжет запечатлелся как в кино.

...Человек в черном пальто подходит к двери нашей квартиры, в его руках ружье для подводной охоты.

Он нажимает на кнопку звонка. Отец открывает, и тут же в лицо ему вонзается гарпун. Темная фигура отскакивает к лестнице. Слышны убегающие шаги...

Отец сумел добраться до телефона и вызвал «скорую». В приемном покое больницы пришлось принять душ, иначе в операционную не допускали. Гарпун все это время торчал из щеки, покачиваясь. Врачи сказали папе, что ему очень повезло: вонзись стрела выше на пару сантиметров — остался бы без глаза. Не знаю, было ли расследование. Скорее всего, отец сказал, что чистил ружье и случайно нажал на курок. Рана быстро заросла.

— Кто стрелял в тебя? — допытывалась я.

— Мой злейший враг.

— Почему он это сделал?

Молчание.

Еще ребенком я нутром ощущала, что между выстрелом в отца, его страхом за мою жизнь и странной встречей с незнакомцем есть связь. Понимала: от меня скрывают какую-то тайну. Расспрашивать не решалась. Отец с годами становился все более раздражительным. Вспыхивал как спичка из-за малейшей чепухи.

...На столе, за которым я делаю домашнее задание, стоит настольная лампа с брезентовым абажуром. Я читаю скучный параграф и машинально вожу по нему чернильной ручкой.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или