Полная версия сайта

Людмила Гнилова: «Возвращаясь от Печерниковой, Саша говорил: «Меня околдовали, я там сдохну»

Людмила Гнилова рассказывает о браке с Александром Соловьевым и роковой роли в их жизни актрисы Ирины Печерниковой.

Почему там это говорят?

— Наверное, заинтересованы в том, чтобы ты все время был пьян. Ведь если будешь трезвым хотя бы день, сразу пойдешь сюда — домой, к семье.

— Там меня готовы принять любого.

— Возможно. Но здесь — не там. Не хочу, чтобы дети видели отца в невменяемом состоянии и стыдились его.

Как-то барышня улетела лечиться в Америку. Саня тут же приехал домой — снова просил прощения, клялся, что вернулся навсегда, что больше капли в рот не возьмет. Помню, подумала тогда: «А вдруг это вправду наш шанс? Саня по-прежнему любит меня и детей, мы любим его. Вдруг все наладится?» За месяц Соловьев даже к пиву не прикоснулся.

С утра до ночи драил квартиру, что-то ремонтировал, готовил обеды и ужины. А потом раздался телефонный звонок и по выражению лица мужа поняла: «труба» вернулась и зовет в дорогу.

— Саня, если ты сейчас уйдешь, то навсегда. Забирай все, что сочтешь нужным, — и больше даже не звони.

— Я книги свои заберу.

— Пожалуйста. Квартиру делить будем?

— Нет. Я только БМВ себе оставлю — ты же все равно не водишь.

Книги Саня перевез в тот же день. На последнюю стопку я положила пакет с гречкой:

— Это тебе в приданое. Ты любишь, а крупу сейчас в Москве не достать.

В два часа ночи — звонок в дверь.

Смотрю в глазок: Соловьев. В длинном кожаном пальто и ковбойской шляпе — обновках, которые привезла барышня. Стоит, репетирует эффектную позу. Открываю:

— В чем дело?

— Люсь, это я.

— Вижу.

После паузы:

— Я все книги забрал?

— Остались какие-то брошюры.

— Дай что-нибудь почитать, — и с этими словами прямиком в комнату. Там падает на колени: — Люсечка, я только тебя люблю!

Не хочу туда возвращаться — разреши остаться!

— Что ж ты так — тебе барышня вон какие подарки привезла...

— Не нужно от нее ничего! Если бы ты знала, как мне там...

— Не знаю и главное — знать не хочу.

— Ты вычеркнула меня из жизни!

— Неправда. Мы живем так, будто ты уехал на гастроли.

— Так мы по-прежнему вместе? Я вам не чужой?

— Как ты можешь быть чужим, если в прошлом у нас было столько хорошего? Мы по-прежнему вместе, но не рядом.

После спектакля Люда Соловьева прислала открытку: «Миша, ты талантливый. Впрочем, у такого отца не мог родиться другой сын»

Ушел, а через несколько дней явился в таком состоянии, что я испугалась: лицо серое и глаза не синие, а какие-то белесые, будто выцвели. И огромные черные зрачки.

— Саш, что случилось?!

— Сейчас был у Лужкова, и он мне подписал бумагу, по которой я могу у себя на крыше вертолет держать.

Смотрю на него и понимаю, что он не шутит, — у человека поехала крыша. А Саня продолжает:

— Мишке скажи, что я нам корабль купил. Может пользоваться, только ему надо одну бумагу подписать. А еще в Англии у него теперь есть двухкомнатная квартира — хоть завтра заселяйся.

В голове проносится: «Все, кранты! С этим сделать уже ничего не смогу...

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или