Полная версия сайта

Александра Назарова: «Ни на секунду о решении взять внучку к себе не пожалела»

«Ни родителей, ни дом ребенка внучка не помнит. Справиться с пятилетней, конечно, непросто, но я стараюсь», — рассказывает Александра Назарова.

Много раз пыталась прокрутить жизнь назад. Была ли в судьбе сына точка невозврата, которую проглядела? Ведь чего я только не делала...

Но времена стояли советские, общение с иностранцами, а тем более эмигрантами, мягко говоря, не приветствовалось. Сама я за годы Юриной эмиграции видела его лишь раз. И встреча эта один в один напоминала знаменитое свидание Штирлица с женой: общались одними глазами.

Театр имени Ермоловой гастролировал в ГДР. Болтаюсь по театру, подходит приятель-артист: «Быстро спускайся в буфет. Там Юрка ждет. Только делай вид, что его не знаешь». Жителю ФРГ было несложно приехать в Западный Берлин и перейти границу с ГДР. В конце концов мы с бывшим мужем даже сели за один столик, но продолжали делать вид, что незнакомы. Хотя он умудрился незаметно шепнуть, чтобы забрала из-под стола кулек с одежкой для Мити. В ту же поездку мы с Юрой встретились еще раз — уже без чужих глаз.

Он привел в магазин, хотел купить мне полушубок. Я перепугалась: а вдруг на границе спросят, откуда шуба? На какие шиши куплена? Ведь явно не на мизерные командировочные. Юрка — он был игрок, обожал казино — уговаривал: «Да я за ночь проиграл больше, чем эта вещь стоит!»

Но я уперлась со страху и ни в какую. Потом всю жизнь жалела и вспоминала эту шубейку — беленькую, из кудрявого барашка.

Юра всегда был немножко авантюристом. Начал вести какой-то бизнес в Москве. Выстроил загородное поместье где-то под Переславлем-Залесским: Митька туда ездил кататься на лошадях. Оба страстно любили охоту. И первую нашу «пятерку» спроворил именно бывший муж. Он собрал целый парк автомобилей, половину которого, включая «пятерку», Митька разбил в многочисленных авариях.

А сколько побил мопедов, которые сменили мотоциклы! При этом ездил очень хорошо: быстро, но разумно и реакция была гениальная. Просто никогда не боялся рисковать.

Сын поработал у Юры, но ни шатко ни валко: кардинально приезд отца ничего в его жизни не изменил. А потом и у бывшего мужа все пошло прахом. Думаю, Юра продолжал играть и влез в крупные долги.

Как-то позвонил, попросил занять для него денег. Мол, необходимо срочно оплатить в Германии бокс, где хранятся его вещи, иначе все выкинут. У самой не было ни гроша, бегала собирала по всей Москве. Мы встретились у метро «Проспект Мира». Хохмили, как два идиота. Юрка предлагал: «Давай я буду тебя «раскручивать». Я отшучивалась, что и так уже звезда.

А через день позвонила его сестра-москвичка: «Юру убили!»

Это дело так и осталось нераскрытым, «висяком». Но убийство было явно заказное, с контрольным выстрелом в голову. Меня вызывали на допрос к следователю: оказалась одной из последних, кто видел Юру в живых.

Митя в это время жил в Испании. Рассказала ему о смерти отца только после похорон, по телефону. Как же он орал и плакал:

— Почему ты мне не сказала? Я бы приехал!

— Для чего? Сходить в церковь на отпевание? Что бы это изменило?

Возможно, была неправа, что не дала сыну возможности проститься с родным отцом.

Жила в ладу со своим возрастом и ничуть не переживала, что с некоторых пор моим киношным амплуа стали эксцентричные бабки

Но возвращение Мити в Москву страшило куда больше. Ведь в Испанию его отправила в очередной попытке оторвать от дурной компании. Уехал сын по туристической визе, но остался в стране на нелегальном положении. Поселился в Гранаде, пытался где-то как-то крутиться. Постоянно высылала ему деньги: продала мамину питерскую квартиру — за гроши, тогда как раз случился обвал цен. Страшно жалею, что нет своего жилья в родном городе. Все пошло прахом! Но оно того стоило: несколько лет Митя прожил нормально. Я прилетала в гости, селилась в гостинице на южном берегу, подъезжал сын, мы брали машину напрокат, путешествовали... Хорошо было.

В Испании Митя провел пять лет — этого срока достаточно для получения вида на жительство. Но сына депортировали — отчасти по моей вине. Простить себе не могу. Накануне моего возвращения в Москву из очередного отпуска черт дернул пробежаться по торговой улице, приглядеть себе какую-нибудь обновку.

Буквально пять минут провели в магазине, выходим — у нашей машины полицейский. Оказалось, Митька остановился на месте для инвалидов. По документам арендатор машины — я. Каким-то чудом уговариваю полицейского нас отпустить. Сажусь за руль, руки дрожат, отъезжать надо задом. А улочка узенькая! Раз торкнулась — машина заглохла, второй — опять заглохла. Наблюдавший за этим полицейский понял, что подобный мне горе-водитель вряд ли сумел бы так припарковаться и машину вел сын. Приказал: «Выходите. И покажите-ка свои документы оба».

У сына никаких документов, понятное дело, не оказалось, его сразу отвезли в полицейский участок. А через несколько дней депортировали в Москву.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или