Полная версия сайта

Александра Назарова: «Ни на секунду о решении взять внучку к себе не пожалела»

«Ни родителей, ни дом ребенка внучка не помнит. Справиться с пятилетней, конечно, непросто, но я стараюсь», — рассказывает Александра Назарова.

Пятнадцатилетний Митька был упертым, как бывает только с подростками. Ему надо о будущем думать, а в голове одна мысль — о любимом мотоцикле. Какое-то время этот зверь даже стоял у нас дома: что-то он в нем собирал-разбирал.

Сын связался с компанией рокеров, начал носиться по городу, ночи напролет пропадал. Его увлечение пришлось на самый расцвет этого движения. Это был кошмар! Мобильных телефонов еще не изобрели, я места себе не находила, чуть ли не ежедневно обзванивая больницы и морги. И кричала, и умоляла, и плакала. Помню, он мне срочно понадобился в три часа ночи. Приятель подвез до Тверского бульвара, где у нового здания МХАТа собиралась рокерская тусовка. Страсть господня! Туча людей, все в черных шлемах — как муравьи, марсиане какие-то. Ко мне сразу подошли:

— Что вам здесь надо?

Отвечаю:

— Мальчика Митю.

Кажется, его кличка — Малыш.

Подозвали сына. Он сразу застеснялся перед товарищами, накинулся:

— Ты чего сюда пришла?

А стоящий рядом такой же марсианин начал его отчитывать:

— Ты почему так с матерью разговариваешь?

Я не выдержала, рассмеялась. Но дряни в этой среде было предостаточно.

С президентом нашего театра Владимиром Андреевым

ПТУ свое Митька окончил, а вот диплом писать отказался категорически:

— Не хочу, не буду, отстань.

Пыталась урезонить:

— Здрасьте! Столько учился, всегда пятерка была по профессии, и на тебе!

Пришлось обложиться учебниками. Тему до сих пор помню — жиклер. Это такая деталь мотора с дырочками. Так весь диплом сама и настрочила. За чертеж отвечала соседка Ларка, и он в училище не понравился, так что поставили «четверку». Хотя отметили, что моя работа — замечательная. Вот только все труды оказались насмарку. Диплом Митя защитил, но работать не захотел. Поступил в какой-то автобусный парк, но через несколько дней уволился. Болтался без дела, тусовался с приятелями. По ночам носился на своем страшилище, днями отсыпался.

Армия в планы сына тоже не входила. Решил «откосить», прикинуться сумасшедшим. Я пыталась до него достучаться: «Ты понимаешь, что делаешь? Диагноз — это на всю жизнь. Тебя же на многие работы уже не возьмут. Не говоря о том, что на машине не сможешь ездить!»

Последний аргумент подействовал. Но когда пришли получать окончательную справку о том, что Митька «годен к строевой», сын, всю ночь проколесивший, возьми и засни прямо перед врачебным кабинетом. Доктор засомневался:

— Все-таки он у вас немножко «того». Нормальный человек не может заснуть перед приемом врача. Да еще посапывать!

— Да элементарно, если человек всю ночь на ногах, вернее на колесах!

В армии Митя умудрился проявить недюжинную смекалку.

Решил, что служить будет в Крыму, куда мы часто ездили отдыхать. На сборном пункте, где офицеры отбирают солдат для своих частей, сориентировался и не отзывался, если его фамилию выкликал человек из какого-нибудь мухосранска. Так и дождался отправки в Евпаторию — в элитные и засекреченные космические войска. Работал на грузовике, возил топливо. Но и там остался верен себе: дело знал блестяще, а автомобильные права умудрился потерять. Помню, как я их восстанавливала и высылала.

В Перестройку в страну вернулся Митин отец. Выезжал Юра по израильской линии, но осел в Германии. За полгода выучил язык и быстро встал на ноги, даже открыл собственную клинику. Я всегда старалась поддерживать в сыне память об отце.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или