Полная версия сайта

Александра Назарова: «Ни на секунду о решении взять внучку к себе не пожалела»

«Ни родителей, ни дом ребенка внучка не помнит. Справиться с пятилетней, конечно, непросто, но я стараюсь», — рассказывает Александра Назарова.

Память — штука подлая и неблагодарная. Однажды мы с Юрой ходили к Эфросу в гости. Они с мужем были знакомы по «Мосфильму». Мне бы, вернувшись домой, подробно описать эту встречу, что называется, по свежим следам. Но нет! И в памяти остался только огромный абажур, висящий над столом. В другой раз посетили Анатолия Васильевича большой компанией. Его жена Наташа Крымова привезла из Франции пластинки Эдит Пиаф. В школе я учила французский, увлекалась Ивом Монтаном. Но западной музыки мы почти не знали и весь вечер с упоением слушали голос «французского воробышка».

Спустя три года Эфрос перешел из Центрального детского театра в «Ленком». Он взял с собой наших мальчишек — Леву Дурова, Генку Сайфулина. Затем позвал Броню Захарову.

Остальных просил подождать, все повторял, что пока не время. Я подумала: чего ждать? Обидно не было, понимала, что в «Ленкоме» и своих артисток достаточно, к тому же Анатолий Васильевич уже начал работать с Ольгой Яковлевой, впоследствии ставшей его музой. Зачем мне туда идти? Сидеть на десятых ролях? Одновременно поняла, что изжила себя в детском театре, не хотелось до пенсии играть роли мальчиков и кошечек. Надо было двигаться дальше. Я прошла три тура в Театре имени Ермоловой и была зачислена в труппу, где работаю вот уже скоро пятьдесят лет. Желания куда-нибудь переметнуться никогда не возникало. Команда у нас дружная, доброжелательная, умудряемся обходиться без интриг.

Юра между тем окончил заочное отделение ЛГИТМиКа: учился режиссуре у Давида Карасика.

Любила Юру как родного человека и просто не представляла, что смогу ранить. Но вымолвила страшные слова: «Я полюбила другого»

Входил в режиссерские группы многих фильмов, часто работал вторым режиссером на фильмах Ивана Пырьева. На мою кинокарьеру это никак не повлияло. Помню, мечтала попасть в картину Александра Столпера «Живые и мертвые». Нас с Люсей Крыловой пробовали на роль маленькой докторши. Утверждал артистов Пырьев — как директор кинообъединения, где снималась картина. Человек он был довольно гневливый и на показе отчего-то страшно разозлился. После Люсиной пробы заявил: «Все, стоп. Больше никого смотреть не буду».

Встал и ушел. До меня просто дело не дошло. А потом встретил в коридоре Столпера и говорит: «Давай утверждай Крылову. Я не против».

Александр Борисович меня успокаивал, хотя было страшно обидно, полночи прорыдала.

Но ничего не поделаешь: за себя просить не люблю, да и не умею. И Юра был таким же. Мы прожили вместе почти десять лет. Душа в душу, в полном согласии. Думаю, и дольше бы продержались. Но вышло так, что я влюбилась.

Это случилось в Рузе, в актерском доме отдыха. После новогодних детских каникул артистам всегда давали три дня отгулов, чтобы прийти в себя от елочно-праздничного марафона. Юра должен был ходить на работу и остался в Москве. Повода ревновать я ему никогда не давала, мы привыкли друг другу доверять. Но еще на вокзале меня познакомили с высоким импозантным мужчиной, по иронии судьбы тоже Юрием. Он не имел никакого отношения к театру, работал реаниматологом-анестезиологом, просто дружил с одним из артистов.

Была ли это настоящая любовь? Кто знает. Тогда думала, что да. А сегодня кажется, что это были только страсть и глупость. Роди мы с первым мужем ребенка, точно бы не разошлись. Но мы были молодые, глупые, в голове стучало молоточком только одно: театр, карьера, роли, съемки! Даже не догадывались, что в сравнении с семьей и детьми все наши тогдашние мечты — мура собачья.

Какое-то время я пыталась скрывать от мужа свой роман, как-то юлить. Язык не поворачивался признаться. Любила Юру как родного человека и просто не представляла, что смогу его ранить. Но смотреть в глаза не могла и в какой-то момент вымолвила страшные слова: «Я полюбила другого».

Не могу спокойно вспоминать о том времени. Всем было тяжело, но Юре горше всех. Тем не менее мы продолжали общаться.

Когда он узнал, что у меня будет ребенок, сказал общему приятелю: «Какая Сашка молодец, что решила рожать. Жаль, что мы, дураки, до этого не додумались».

Потом дарил сыну подарочки. И с Юриной мамой мы сохранили чудесные отношения. Вот только порог моего дома — даже после того, как уже рассталась со вторым Юрой, — первый муж так и не перешагнул. Как-то провожал меня из театра, я предложила зайти. Категорически отказался.

Он умер очень рано, еще и тридцати семи не исполнилось. Все время думаю: вдруг Юра заболел из-за меня? Так переживал наш разрыв, что это привело к опухоли мозга? Страшно даже представить...

Второй мой брак вышел каким-то невнятным и скоротечным.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или