Полная версия сайта

Александра Назарова: «Ни на секунду о решении взять внучку к себе не пожалела»

«Ни родителей, ни дом ребенка внучка не помнит. Справиться с пятилетней, конечно, непросто, но я стараюсь», — рассказывает Александра Назарова.

Даже вещи забрать не дали.

В Москве все завертелось по-старому: тунеядство, безалаберность, дурные компании. Где только Митька не работал! Даже на телевидение его пристраивала — в осветительный цех. Но и оттуда сына «попросили». Он сделает свое дело, подойдет к монитору и давай объяснять, что режиссер снимает неправильно, советы давать. Тот, конечно, приходит в бешенство: «Это кто такой? Что он тут делает? Гнать немедленно!»

Сколько раз говорила:

— Мить, почему ты не займешься своим любимым автоделом?

— Не хочу копаться в грязи.

В какой-то момент сын пытался замутить малый бизнес — шиномонтаж. Мы даже успели накупить необходимых станков.

Когда прогорели, Митя носился с идеей золотильного предприятия. Я платила каждый месяц по двадцать пять тысяч рублей за аренду необходимого помещения. Но и из этой идеи ничего не получилось, а все вложенные средства исчезли.

Не денег жалко. До слез обидно, что взрослый мужик так и не сумел стать самостоятельным и постоянно «тянул» у матери. Для меня зарабатывать проблемой не было: привыкла. Жила в ладу со своим возрастом и ничуть не переживала, что с некоторых пор моим киношным амплуа стали эксцентричные бабки. Как-то один из режиссеров посетовал: «Нужна пожилая актриса, а снимать некого. Все вокруг понаделали пластические операции! Вот и сидят без работы: на героинь уже не тянут, но и на бабушек не похожи». Я никаких операций не делала, тем самым и выгадала.

Я на съемках сериала «Моя прекрасная няня»

Никогда не отказывалась от предложений, они давали шанс как-нибудь вырулить. Скажем, когда впервые попала на съемки сериала «Моя прекрасная няня», ничто не предвещало, что моя бабка Надя задержится в проекте надолго: в американском первоисточнике такого персонажа нет. А наши сценаристы целую роль сочинили. И хотя эпизодов у меня было немного, съемки продолжались три года.

Режиссер Алексей Кирющенко оказался человеком суровым. У меня есть дурацкая манера. После каждой сцены подхожу с вопросом:

— Ну как?

Он страшно злился:

— Что ты меня постоянно дергаешь? Если молчу — значит, все нормально!

А как они могли схлестнуться с Сергеем Жигуновым! По поводу сущей ерунды. Один говорит: «Не буду надевать этот халат!», а второй настаивает. Чуть не до драки доходило, по матушке друг друга посылали. Или выступит Настя Заворотнюк. Услышит их препирательства и заявляет:

— Я устала, надоело, уезжаю домой, — и действительно уходила со съемки.

Мы все:

— Нам же доснять осталось всего ничего!

— Пока!

Для Насти эта работа и правда была каторгой. Не представляю, как она выдерживала. Приезжала в павильон чуть ли не в половине восьмого утра на грим, а уходила последней.

Недуг Полищук в группе восприняли как трагедию. Она была замечательной, всеми любимой. Конечно, знали, что у Любы болит спина. Уехала лечиться в Израиль, и стало понятно, что все очень серьезно. Когда вернулась, группа старалась очень внимательно к ней относиться, просто удивительно. Ей отвели отдельную комнату. Я как-то подошла, провела по руке, хотела выразить участие. Люба попросила: «Не трогай. У меня болит все. Кожа болит». Но все равно выходила на площадку, только просила режиссера: «Можно я потом присяду?»

В последние Любины дни я звонила в больницу справиться о здоровье. Но она ответила:

— Сашка, прости, не могу разговаривать, спать хочу.

— Конечно-конечно, я тебе перезвоню.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или