Полная версия сайта

Павел Глоба: «На нашу державу будут равняться другие страны»

Павел Глоба проводит очередное астрологическое расследование. В центре его внимания – судьба великого русского пророка Авеля.

Александр I

Прожив недолгое время в Александро-Невской лавре, Авель направился на Валаам, где снова взялся писать книгу пророчеств и указал... дату смерти Павла I. Как обычно, прятать дело рук своих не стал и передал труд монахам, а те переслали его митрополиту Амвросию, от которого далее по цепочке книга легла на стол Павла. Обещание скорой насильственной смерти привело императора в ярость, и он распорядился заключить Авеля в Алексеевский равелин Петропавловской крепости, где тот находился до тех пор, пока его предсказание не сбылось.

Император Александр I, взойдя на престол и еще не успев услышать от злополучного монаха ничего скверного в свой адрес, профилактически выслал его подальше, на Соловки. Но Авель не угомонился и принялся за третью книгу, в которой предсказал сожжение Москвы в 1812 году, а также предрек императору завоевание французской столицы. Александр не поверил и велел упрятать безумного старца в монастырскую тюрьму.

Десять лет и девять месяцев просидел Авель в жутких застенках, где узники один за другим умирали от холода и голода. Когда Наполеон спалил Москву, Александр вспомнил об Авеле и приказал немедленно доставить его в Петербург. В столице Авель встретился с обер-прокурором Святейшего синода князем Голицыным, которому рассказал все, что знал по милости Божьей. Напуганный этими откровениями, Александр Николаевич побоялся вести его к царю. Князь строжайше запретил монаху предсказывать (мол, знай, но молчи). За это Авеля обещали оставить в покое.

Пророк, не признанный в своем Отечестве, получил небольшую передышку и отправился странствовать: за несколько лет побывал на греческом Афоне, в Царьграде — Константинополе и в Иерусалиме. Известно, что в 1823 году его поместили в Серпуховский Высоцкий монастырь, который он покинул после смерти императора Александра I в 1825-м, видимо, узнав, что его собираются в Петербурге представить новому государю. Николая I Авель заочно называл Змием и пророчил ему царствование на протяжении трех десятилетий. А вот следующего за ним правителя монах имел неосторожность объявить чуть ли не воплощением Христа и будущим великомучеником. Это пророчество очень не понравилось Николаю I (который, между прочим, действительно просидел на троне двадцать девять лет), и он приказал заточить инока в арестантское отделение при Спасо-Евфимиевом монастыре в Суздале. Именно там в камере-келье и закончилось в 1841 году «житие и страдание» вещего монаха Авеля.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или