Полная версия сайта

Алексей Баталов: «Я очень виноват перед женой»

Актер Алексей Баталов рассказывает о крушении своего первого брака, работе в кино, болезни дочери и внебрачных детях.

Сумасшедший! И Станиславский относился к нему по-особенному. Дядя среди нас самый настоящий Баталов. Другие родственники вынуждены были брать псевдонимы, иначе в программке спектакля фигурировала бы одна и та же фамилия.

Жена его, Ольга, назвалась Андровской в память о погибшем любимом брате Андрее. Она тоже великая актриса! Никто не знает, что мою любимую тетю Лелю привозили в театр из больницы забинтованной от пояса до плеч, ей вообще нельзя было вставать с постели. Но она как-то сумела договориться с врачами: приезжала, одевалась, гримировалась и порхала по сцене в роли пани Конти в гениальном спектакле «Соло для часов с боем».

Уходила, махая ручкой зрителям, а ее уже ждала «неотложка», чтобы везти назад в больницу, где тетя Леля и умерла. Для нее, для дяди Коли жизнь казалась менее важной, чем сцена.

Помню, однажды в эвакуации в Бугульме моя мама потеряла сознание прямо во время спектакля. Неожиданно рухнула на стол. У меня внутри что-то оборвалось, но я не мог сразу к ней кинуться, нужно было закрыть занавес. А потом к ней: «Мамочка, очнись!» Перепугался ужасно. Отчим Виктор Ардов был на фронте, а она одна с нами, тремя детьми. Возможно, обморок был из-за голода. К счастью, мама вскоре поправилась.

То, что выделывала моя жена Гитана на арене, — тоже храбрость, за которую нельзя не уважать.

С Верой Алентовой в фильме «Москва слезам не верит»

Это был очень опасный трюк. Во время гастролей во Франции Гитану увидел сам Марсель Марсо, после представления он дождался ее за кулисами, чтобы познакомиться и выразить свой восторг. Она была у него в гостях и хранит всю жизнь подарок великого мима — серебряную подкову. Позже и я подружился с Марселем, когда он посмотрел в Париже мой фильм «Шинель». Марсо хотел, чтобы я поставил гоголевский «Нос», мечтал сыграть в нем. Но мне запретили...

Я, к сожалению, очень мало успел... Не дали сделать, например, программу по бунинским рассказам. А теперь вдруг выяснилось, что Бунин — наше все, и Никита Михалков снял фильм «Солнечный удар», он скоро выйдет.

Мне не разрешили читать на радио «Казаков» Льва Толстого, где так точно выражено ощущение человеком божественного. В 1957 году я ушел из МХАТа, где знал с детства каждый гвоздик. Но Хейфиц позвал сниматься в кино. На семейном совете мы долго решали, что делать — отказаться от предложения Иосифа Ефимовича и остаться в театре или все-таки выбрать кино. Я выбрал кино...

За свою долгую жизнь не раз принимал большие решения. Однажды иду по коридору «Ленфильма», ко мне подбегает помощник режиссера и говорит:

— Вы утверждены на роль Ленина!

Я резко: — Никогда в жизни!

Что тут началось!

Какой-то салага посмел отказаться от роли вождя мирового пролетариата! Хейфиц потребовал, чтобы я безвылазно сидел у него на даче. За меня заступился Юрий Герман: «Да какой из Баталова Владимир Ильич? Долговязый, курносый, да еще и не член партии!» В результате роль Ленина в фильме «На одной планете» получил Кеша Смоктуновский.

«Шинель» я снял чудом — на «Ленфильме» не нашли другого проекта, чтобы быстро запустить к юбилею Гоголя. Зато долго пришлось бороться, чтобы главного героя сыграл Ролан Быков. Это был мой диплом. А после «Трех толстяков» вежливо посоветовали: «О классике забудь навсегда».

Тогда написал сценарий по роману замечательного писателя Георгия Владимова «Три минуты молчания», а он взял и эмигрировал в Германию, проект был похоронен.

Я женился на Гитане спустя десять лет после знакомства, в 1963 году.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или