Полная версия сайта

Ирина Клявер: «До ЗАГСа мы с Ильей виделись всего 4 раза»

Я ловлю себя на том, что вспоминаю Илюшу только с улыбкой. И когда говорим о нем с Денисом, тоже невольно улыбаемся. Нет ощущения, что Илюша ушел навсегда.

Я никогда не видела мужа плачущим. А тут подношу таблетку и вижу наполненные слезами глаза: «Ну не помогают они, не помогают...»

— изумился Андрей Павлович.

— Я сейчас только половину сыграл. Вообще-то тем восемнадцать.

— Но это же расточительство! В любом музыкальном произведении должен быть один лейтмотив и две-три темы. А вы сочинили восемнадцать мелодий, каждая из которых — самостоятельное произведение. И вот я что еще скажу: заканчивайте-ка вы с «Городком» и пишите музыку.

Параллельно с работой над мюзиклом Илюша снимался в фильмах режиссера Максима Воронкова «Тайский вояж Степаныча» (к этой картине он написал еще и музыку!), «Испанский вояж Степаныча» и «Мексиканский вояж Степаныча». Партнершей мужа была Любовь Полищук. Она играла жену Степаныча. Во время съемок второго фильма Люба была уже очень больна, но держалась так, чтобы партнерам и в голову не приходило ее жалеть. После очередного эпизода уходила с площадки стиснув зубы, а возвращалась с улыбкой. Не думаю, что сделанный в грим-вагоне укол способен был совсем снять дикую боль в позвоночнике, но хоть немного отпускало. Приезжая домой со съемок, Илюша говорил: «Какая же Люба молодец! Как она держится... И как играет...»

О том, насколько серьезна болезнь Любочки, группа узнала уже по окончании съемок «Испанского вояжа...».

Все бросились рекомендовать врачей, какие-то процедуры, лекарства. Полищук отвечала: «Я уже все это проходила, ребяточки, спасибо большое».

Премьера фильма состоялась в первые дни 2007 года, а Любочка умерла в конце ноября 2006-го. «Испанский вояж...» стал ее последней работой в кино. Ранний уход Любы потряс Илью. Наверняка он примерял ее судьбу на себя и очень боялся, что не успеет поставить «Пророка».

Музыка для мюзикла была написана, либретто на очень хорошем литературном языке — тоже. Их автор — давний партнер Ильи по сцене и друг Николай Дуксин — должен был сыграть одну из главных ролей — роль Старика. А Илья — роль Пророка. Поставить спектакль взялся польский режиссер Януш Юзефович, автор мюзиклов «Метро» и «Иствикские ведьмы», к производству видеоинсталляций готовы были приступить специалисты, получившие «Оскара» за создание компьютерных спецэффектов в фильме «Властелин колец».

Мы привыкли, что мюзикл — это нечто веселое, развлекательное, зачастую с незатейливым сюжетом.

А в «Пророке» поднимались очень важные, может быть, даже самые главные для каждого человека вопросы: для чего я родился на свет? Так ли живу? Перед достойным ли преклоняюсь и открываю душу? Слепой Старик, предчувствуя скорую кончину, отправляется на поиски Пророка, чтобы услышать, что ждет его за смертной чертой. И случайно забредает на свалку, хозяин которой в злую насмешку над слепцом выдает себя за Пророка. Он готов поведать Старику о будущем, но только после того, как тот расскажет всю свою жизнь...

Все было готово к воплощению замысла, оставалось найти деньги.

Потенциальные спонсоры, к которым обращался Илья, относились к нему в высшей степени уважительно. Заверяли, что рады бы помочь, но не имеют такой возможности. Наблюдать, как из мужа каждый день по капле уходит радость, было выше моих сил. Понимала: художник не может всю жизнь ходить беременным! Ему надо произвести выношенного «ребенка» на свет, увидеть, как он делает первые шаги. И я сказала Илюше: «Ну что ты мучаешься? У нас же есть деньги. Давай их и вложим. Не хватит — продадим квартиру, все равно большую часть времени живем за городом». И мы вложили в «Пророка» все, что имели.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или