Полная версия сайта

Семейные тайны британских монархов

Виндзоры оказались на пороге катастрофы. Елизавете II срочно требовалось чудо — человек, который вернет нации веру в монархию. Британскую Жанну д’Арк нового тысячелетия зовут Кейт Миддлтон.

Можете мне не верить, но у Дианы была и темная сторона».

Королева, очевидно, знала об этом лучше многих. С точки зрения Виндзоров, поведение Дианы было демонстрацией черной неблагодарности. Ведь после развода ей оставили титул принцессы Уэльской, Кенсингтонский дворец, часть фамильных украшений Виндзоров и самое драгоценное, что было у королевской семьи, — возможность воспитывать Уильяма, будущего короля. Не говоря уж о двадцати трех миллионах отступных. Все это давало монаршей семье основания рассчитывать на лояльность Дианы. Но она ее так и не проявила.

После гибели Дианы сразу несколько человек из королевского окружения были готовы дать откровенные интервью о покойной. Остановило их личное вмешательство Елизаветы II, которая со словами «Довольно грязи» наложила вето на какие-либо воспоминания о бывшей невестке.

Однако многие расценили этот благородный жест как последнюю отчаянную попытку королевы не дать семейным скелетам Виндзоров вырваться на волю. Увы, в век стремительного распространения информации она была обречена на провал.

Гибель Дианы — молодой, красивой, только-только начавшей приходить в себя после развода с Чарльзом — породила массу слухов и версий. «Людям сложно смириться с тем, что та, кого они считали богиней, может умереть при таких банальных обстоятельствах», — заметил представитель французской полиции Жак Мюлес. Официальная версия, которую преподнесли публике, действительно звучит почти обыденно: нетрезвый водитель, высокая скорость, трагическая случайность.

Диана и Доди аль-Файед

Такие аварии происходят каждый день. Но в «мерседесе», налетевшем на тринадцатую колонну тоннеля под парижским мостом Альма, погибли принцесса и ее любовник, знаменитый на весь мир плейбой Доди аль-Файед. И люди хотели знать подробности.

Сразу после катастрофы свидетелей трагедии было так много и все они были так словоохотливы, что пресса не знала, за кого хвататься. Первые же рассказы очевидцев вдребезги разнесли версию о том, что в аварии виноваты папарацци, которые преследовали автомобиль принцессы от самого отеля «Ритц», — мотоциклы с фотографами появились на месте происшествия спустя несколько минут после аварии. Затем представители французской полиции объявили, что неподалеку от обломков «мерседеса» нашли следы белого «фиата уно».

Этот таинственный «фиат» видели свидетели — он якобы выехал из тоннеля через несколько секунд после катастрофы. Машину, которая могла стать виновницей аварии, так и не нашли — она словно сквозь землю провалилась.

Чем больше подробностей просачивалось в прессу, тем больше появлялось вопросов. И ответов на них ждали от Виндзоров. «Ужасная случайность, — твердили они. — Чудовищная трагедия. Невероятно печальное стечение обстоятельств». Повисший в воздухе классический вопрос «Кому это выгодно?» королевская семья предпочла не заметить.

Со стороны все выглядело так, словно Виндзоры заметают следы: до неприличия быстрое погребение Дианы, тот факт, что ее охранник, единственный выживший в катастрофе, исключительно удачно потерял память, свидетели, которые вдруг начали умирать один за другим...

Папарацци Джеймс Андансон, которого поначалу считали главным виновником катастрофы, якобы покончил с собой: его труп нашли на горной дороге в сгоревшей машине.

Репортер Джеймс Кит, бывший в ту роковую ночь в тоннеле Альма и видевший все, что там происходило после прибытия полиции и врачей, скончался в результате пустяковой хирургической операции. И что удивительно: их журналистские архивы бесследно исчезли.

Едва ли не единственным, кто вслух озвучил то, что и так подозревали, был миллиардер Мохаммед аль-Файед. «У меня нет сомнений в том, что принцесса и мой сын были убиты, — заявил отец Доди.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или