Полная версия сайта

Евгения Крюкова рассказала об ошибках молодости, жертвах во имя любви и истинном счастье

Любовь не терпит компромиссов, она должна светить, как солнце. Не испытываешь ничего подобного? Не обольщайся ложными надеждами — не стерпится и не слюбится.

С дочкой на съемках фильма «Андерсен. Жизнь без любви»

Я точно знаю, что готова принимать его любого: богатого или бедного, здорового или — не дай боже! — больного. И последнее с некоторых пор стало для меня главным критерием, лакмусовой бумажкой, определяющей истинность чувства. То есть сегодня с тобой рядом красивый и благополучный человек — спроси себя: нужен ли он тебе будет неустроенным и старым? Ведь жизнь может повернуться всяко. И только после того как честно ответишь на этот вопрос — принимай решение: быть или не быть вместе. Это постараюсь донести до своих детей. У меня их двое — Миша и Дуня. Дочке через месяц двенадцать.

Дочь явилась в мою жизнь будто по своему собственному и категоричному желанию родиться именно в тот, а не какой другой момент. Заложенный во мне потенциал любви — в той, прошлой моей жизни, лежал мертвым грузом и не находил выхода.

И однажды я поняла, что если, как говорится, не родился еще тот человек, на которого могу это чувство выплеснуть, надо самой исправить ошибку природы.

Помню, мы в нашем театре приступали к репетиции нового спектакля. И вдруг почему-то, неожиданно для себя самой, заявила режиссеру, что я «в положении»! Это тем более странно, что у меня были некие проблемы со здоровьем, мешающие беременности. Поразительно, но мое предощущение не обмануло. Дуня в тот момент уже поселилась в моем животе! Видно, и ей хотелось этого так же сильно, как мне.

Когда узнала, что скоро стану мамой, — мир перевернулся! Меня просто окатило с головы до ног ощущение счастья. И самое потрясающее, что носишь его в себе — в буквальном смысле. Тебя пронизывает гордость от чувства самодостаточности.

Думаю, всем женщинам это знакомо.

При моей закрытости и замкнутости в этот момент хотелось позвонить всем, рассказать. Я делилась своей радостью с небом, ветром, солнцем, облаками. Это — космос! Все остальное становится менее важным.

Друзья говорили: как же работа? Спектакли? Карьера? Вместо тебя могут ввести других! Ничто меня больше не волновало. Я была готова все потерять. Но в результате ничего не потеряла, мои роли меня дождались, как в первую, так и во вторую беременность — с Мишей.

Говорят, что женщина с беременностью становится зависимой от обстоятельств, — чепуха. Наоборот, она становится совершенно неуязвимой, потому что навсегда избавлена от одиночества. И вот это знание, что я больше не одна, делало меня сильной и бесстрашной.

Иногда — чересчур.

Всю беременность таскала бревна на плече, строгала, стучала молотком, делала какую-то садовую мебель. У меня был удивительный врач — Елена Михайловна Демидова, про которую по Москве ходят легенды, шутят, что она поможет выносить ребенка даже и небеременной женщине. Так вот ее просто била падучая, когда она узнавала о том, что я ношусь по дачному участку с молотком и рубанком. А беременная Мишей, я еще и научилась кататься на сноуборде и путешествовала по миру.

Наш друг Георгий Эмильевич Юнгвальд-Хилькевич, приезжая на дачу, видел, как я с животом сажаю деревья, и в ужасе кричал: «Что?! Что ты творишь? Ты должна лежать, как прекрасный цветок в амфоре, за которым ухаживают все вокруг!»

Мои дети Дуня и Миша

Не было никакого страха, никакого токсикоза, никаких проблем вообще. Несмотря на предупреждения заботливого Юры, до последнего дня была за рулем, даже когда ночью начались схватки, за доктором заехала сама.

Я постоянно разговаривала со своим пузом: «Станем с тобой, Дунечка, все-все делать вместе. В лес ходить за грибами, венки плести из полевых цветов или осенних листьев». Гадала, какая она будет. Так хотелось увидеть дочку, что она снилась по ночам. И прямо ждала-ждала, когда смогу наконец с ней познакомиться.

Мои дети не доставили никаких проблем ни во время беременности, ни при рождении. После операции я открыла глаза и увидела в тумане улыбку своего врача: — Поздравляю!

Девочка хо-ро-шенькая!

И первое, что я спросила:

— Елена Михайловна, а уши?

— Да прекрасные у нас ушки!

А когда впервые принесли Дуню, с удивлением смотрела на нее, а она на меня — с прищуром, одним глазом. Никак не могла уразуметь, что отдельный от меня человечек, совершенно незнакомый — моя дочь. И я — мама! Еще долго была в эйфории от этого странного чувства. Не сразу получилось это дорогое слово надеть на себя. Очень было смешно, когда приходила домой, а наша домработница Таня с Дуней на руках говорила:

— Ой, мама пришла!

И я начинала крутить головой: — Где мама?

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или