Полная версия сайта

Евгения Крюкова рассказала об ошибках молодости, жертвах во имя любви и истинном счастье

Любовь не терпит компромиссов, она должна светить, как солнце. Не испытываешь ничего подобного? Не обольщайся ложными надеждами — не стерпится и не слюбится.

Преданная собачья любовь была важной частью моего счастливого детства и потому — понимания счастья в принципе.

Не могу удержаться, чтобы не рассказать еще кое-что — к вопросу о том, кого как правильно любить. Однажды пришли гости. И несмотря на наши призывы ничего не давать Рексу со стола, все равно подкармливали его. Из любви к животным, конечно, — ведь бедную собачонку хозяева голодом морят. Господа! Умоляю, не надо кормить чужих собак!

Рекс заболел: трубчатыми костями ему засорили кишечник. Гости ушли, а беда осталась. Родители срочно вызвали врача, тот сделал какой-то непонятный укол и уехал. Из своей комнаты я услышала, как заплакала мама.

Почувствовала: случилось что-то страшное. До сих пор помню запах, вдруг возникший в доме, — странный, незнакомый. Мертвый. Только еще раз в жизни ощутила такой...

Утром впервые за мою маленькую жизнь нубуковый нос Рекса не возвестил мне начало наступающего дня — он лежал на балконе укутанным в простыню безжизненным свертком. Была зима, сильный мороз. Похоронить любимца должны были на даче в выходные. И пару дней, прилипнув к стеклу, я смотрела на мерзнувшего Рекса и не могла даже прикоснуться к нему. Это было ужасно, необъяснимо.

Мне было всего четыре года, и вряд ли я осознавала, что потеряла любовь. Но с тех пор на всех собак смотрела сквозь слезы. Ко всем встречным псам, даже самым огромным, неслась с распростертыми объятиями, буквально лезла в пасть.

Моя мама Нина Валентиновна

Окружающие пытались удержать: «Осторожно, укусит!» — но ни один никогда меня не тронул. Снова иметь собаку стало тогда главным желанием в жизни. Но почему-то родители меня не слышали. Может, им было просто не до того.

От образовавшейся без Рекса пустоты я стала более чувствительной к погоде в доме, в атмосфере которого поселилось нечто напряженное, тягостное — временами звенело в воздухе натянутой тетивой. Или мне так казалось...

Но я больше никогда не ела шоколадного масла. Не потому что не покупали. Просто вкус его, навсегда связанный для меня с ощущением полноты любви и абсолютного счастья, которым я захлебывалась, как и мой Миша, остался лишь воспоминанием о том безоблачном дне...

Когда родители развелись, я была в классе первом-втором. Уже понимала больше, да и, очевидно, в таких случаях дети взрослеют быстрее. Не могу сказать, что потеряла любовь отца. Папа очень многое дал мне в детстве. Всегда брал с собой в отпуск. У него была польская яхта «Мева» — маленькая лодочка с парусом, которая вставала у нас в большой комнате по диагонали. Он сделал в ней каютку, чтобы не заливало волной и дождем. Собирал друзей с их детьми, и мы тремя экипажами ходили в походы под парусом по огромным водным пространствам — Онежскому озеру, Княжегубскому водохранилищу, Белому морю. Ставили палатки, разбивали лагерь, разводили костры.

Я благодарна отцу за то, что он научиvл любить лес, многое делать руками. Мы вырезали какие-то лодочки, и у меня ловко выходило обращаться с ножом, даже лучше, чем у мальчишек.

И очень рада теперь, что он не возил по модным морским курортам, там я не увидела бы глухарей на ветках и не ела бы малины в одном малиннике с медведем.

С мамой мы тоже рукодельничали, особенно когда я болела и не ходила в детский сад или школу. Помню, как вместе срисовывали с картинок Золушку и толченым разноцветным стеклом из битых елочных игрушек украшали ее волшебное платье. Наверное, в этом причина того, что мои руки не могут быть без дела, постоянно что-то мастерю, шью, рисую. Мамина любовь со мной всю жизнь.

Я хочу сказать, что родители меня любили как прежде, но отдельно друг от друга. Что их развело? Не думаю, что вправе влезать в то, что было между ними. Любовь — тайна божественного присутствия. Кто может знать, как начинается и уходит чувство, которое движет жизнью?

Часто спрашивают: «А что бы вам хотелось сыграть?»

Так вот, мне все время хочется еще и еще раз — про любовь. Это то, о чем в любом возрасте можно говорить бесконечно. Потому что сама любовь — бесконечна. Но у каждого есть свое понимание того, что называть этим словом: то есть слово одно — смыслов масса. И все же в начале жизни, думаю, у всех сложилось некое первое и прекрасное представление о любви.

Для кого-то это были Ассоль и капитан Грей, для кого-то Ромео с Джульеттой, мне повезло многие годы наблюдать идеал в жизни — это семья моего дяди, старшего маминого брата. Внешне дядя Валя и тетя Мила не очень монтировались в пару: он — высокого роста, огромный интересный мужчина, она — крохотная, невероятного обаяния женщина.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или