Полная версия сайта

Неизвестные факты из жизни Андрея Панина

Родители Андрея Панина рассказали о том, каким был их сын, кого он любил и как жил.

Говорю им:

— Как есть огурчики — так дайте мне большую вилку, а как мыть — так погулять?

Андрей театрально поддакивает со страдальческим смирением:

— Да, я — самый большой любитель огурчиков и поэтому вынужден их сейчас мыть...

Конечно, надолго его не хватало. Полчаса-час почистит — и опрометью во двор, только пятки сверкают.

Чуть постарше стал, другие интересы появились — влюбился в одноклассницу Марину Архипову. Красивая девочка, ничего не скажу. Ее мама на родительском собрании подошла ко мне: — Ой не знаю, поступят ли они в институт.

Если нет, что делать станем?

А я отвечаю:

— Да не переживай — поженим и будем внуков нянчить!

Марина в отличие от Андрея экзамены провалила. Я взяла ее лаборанткой к себе в кабинет физики. Надеялась, будет помогать: помоет колбы, наведет порядок, расставит все по местам. Как бы не так: сбросит после уроков со стола приборы в один ящик, а разбирать начнет только на следующий день. Но я своего недовольства не высказывала — зачем отношения портить? У них само собой как-то все закончилось.

Андрей поступил в институт пищевой промышленности на мастера холодильных установок. Это мы с отцом настояли — хотели, чтобы у сына была стабильная профессия, сам он всегда приговаривал: «Я по жизни клоун!»

Сын был веселым, за шуткой в карман не лез

Мог кого угодно изобразить, хоть крокодила. Это еще в детском саду началось. Мы жили тогда в Челябинске, в коммуналке. И чтобы сына побыстрее уложить в постель, включали магнитофон. У нас на огромных кассетах-бобинах было много разных сказок записано. Поставишь ему, например, «Конька-горбунка», он за руку тебя возьмет и слушает, слушает. А на другой день в садике изображает в лицах: то Конька, то Ивана-дурака, то царя. Воспитательница Александра Петровна очень его за это любила. Когда нужно было отойти по делам, она оставляла Андрея в группе за старшего. Возвращается — тишина, все сказку слушают.

У нее с ним никаких проблем не было. Один-единственный раз он всех нас перепугал.

Кто-то из ребят принес в садик блестящий металлический шарик, дети начали с ним играть. Андрюшка в какой-то момент, чтобы шарик не отдавать, положил его в рот — и проглотил. Прихожу за ним, а взволнованная Александра Петровна говорит: «Впереди выходные, караульте сына, пусть ходит только на горшок. Если шарик не выйдет, придется ребенка в больницу везти».

Суббота прошла, воскресенье — не выходит шарик. Мы уже волноваться начали. Только в ночь на понедельник услышали долгожданный стук железа о горшок. «Ну, все!» — сказал сынок и пошел дальше спать. Я этот шарик до сих пор храню.

Когда уезжали из Челябинска, Александра Петровна прямо плакала: «Вы у нас главного рассказчика забираете, что с коллективом без него будет?» Он и в школе любил декламировать по ролям.

Выйдет к доске с басней «Заяц во хмелю» и голосом пьяного выдаст: «Да что мне Лев, да мне ль его бояться?» Конечно, все хохочут: и ребята, и учителя его очень любили.

Еще тот был шутник. В классе восьмом вдруг отпустил длинные волосы. Мы его ругали, велели постричься, а он: «Ну дайте вы им порасти! Недолго уже осталось», — и посмотрел, многозначительно так, на лысину отца.

Наверное, все-таки судьбой ему было назначено стать актером — вскоре из пищевого института Андрея отчислили. Дурацкая какая-то история приключилась: после третьей сессии сын с друзьями поехал в дом отдыха «Шахтер». И там, на танцах в клубе, завязалась драка. Вызвали милицию. Местные-то убежали, а студентов похватали и увезли в Кемерово. Суд даже был, я туда ходила.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или