Полная версия сайта

Вдова Михаила Пуговкина: «Чтобы поставить памятник, пришлось продать ордена Минички»

«Стоило отойти на кухню, слышу, Миничка зовет: «Ирка, ты где?» Жили как иголочка с ниточкой».

Джигарханян по этому поводу над ним подсмеивался:

—Миша, нам же положен бесплатный купейный билет как народным артистам. Зачем ты всякий раз доплачиваешь за СВ?

—У меня было трудное детство, — шутил в ответ Миничка.

В тот приезд он и перевез меня к себе, с дочерьми познакомил. Спали мы в разных комнатах: он — на кровати в спальне, я — на диванчике в гостиной... Под одной крышей, но еще как директор и артист. Хотя чувствовала, конечно, с его стороны особое к себе отношение. И руку всегда подаст, и стульчик отодвинет, несмотря на то, что давалось ему это уже с трудом: много болячек всяких накопилось. Еще в 1942-м под Ворошиловградом Пуговкин получил тяжелое ранение в ногу, ее чуть было не ампутировали.

Когда через три месяца после демобилизации плясал в фильме «Свадьба», из сапога после каждого дубля приходилось выливать кровь. А на съемках «Двенадцати стульев» Миничка заработал тяжелейший радикулит: сцену, где отец Федор рубит стулья на берегу моря, снимали глубокой осенью, его сильно продуло. Маялся с руками из-за запущенного артрита. У «Мосфильма» разбита Аллея славы, где наши артисты оставляют отпечатки своих ладоней. Михаил Иванович не смог этого сделать: у него просто не разгибались пальцы. Шутил, что именно так — загадочно жестикулируя — охмуряет женщин.

...На девятый день помянули Юрочку, и мы вернулись в Крым — надо было продолжать работать. После приезда слышала, как Пуговкин звонит кому-то, как раз накрывала на стол в номере.

В ту нашу встречу Миничка меня все время называл «девочка». Но, конечно, на «вы».  Очень меня этим удивил: ну какая я девочка?!

Сказал: «Хочу сообщить, что больше с вами никогда не встречусь. Спасибо за проведенные вместе прекрасные дни, — положил трубку и произнес: — Я попрощался со своей дамой сердца».

Спрашивать, кто такая его собеседница и какие отношения их связывали, не стала. Сделала вид, что меня это совсем не интересует.

Иногда я оставалась ночевать в Ялте, в гостинице, с Михаилом Ивановичем, а иногда уезжала в Алушту, в свою однокомнатную квартиру. В Крыму все близко: между этими городами полчаса пути со всеми остановками.

Жил Пуговкин в гостинице «Украина», за ним всегда был зарезервирован 201-й номер. Этажом выше, в 301-м, как правило, останавливался Кашпировский, с которым я до этого работала. Как-то Михаил Иванович пожаловался:

—Что-то мне сегодня не спалось.

Я засуетилась:

—Надо давление померить, и вообще лучше бы сегодня отлежаться...

—Возможно-возможно, — Пуговкин изобразил задумчивость.

— А вдруг это Кашпировский к себе в номер вселился? И наколдовал?

Оказалось, действительно: на два дня приехал!

Первого октября мы с Пуговкиным поехали в Москву: надо было представить квартальный отчет в «Союзконцерт», где у меня лежала трудовая книжка. Кругом царила неразбериха, никто даже на день вперед не загадывал, но уже было понятно, что рано или поздно придется определяться с гражданством.

Вот тогда Михаил Иванович впервые и предложил: «Давайте менять мою квартиру на Ялту». Забегая вперед, скажу: в Ялте мы прожили восемь лет. Выменяли себе однокомнатную квартиру на набережной с окном на море и просторной восемнадцатиметровой верандой.

Переезд в Крым был давнишней Миничкиной мечтой. Еще с 1952 года, когда сыграл в картинах Михаила Ромма «Адмирал Ушаков» и «Корабли штурмуют бастионы». Вообще, Пуговкин тут в двадцати шести фильмах снялся. На вопрос зрителей, почему часто приезжает в Ялту, — так и отвечал: «Потому что всегда мечтал здесь жить».

У него даже походка была морская — враскачку.

Александра Николаевна предпочитала жить в столице, но теперь Пуговкина в Москве ничто не держало. Он сохранял к Александре Николаевне чувство глубокой признательности за счастливые совместные годы. А меня впустил в свою жизнь как новую волну, которая подхватит, понесет, и вроде можно плыть дальше.

Я бы никогда не посмела вселиться в квартиру, где царила аура Александры Николаевны. Казалось, Ялта — отличное решение: чистый морской воздух, под боком киностудия, на которой можно сниматься, вокруг — множество здравниц, где устраивают встречи со зрителями. Но ни за что не поддержала бы эту идею Пуговкина, не одобри ее родные Михаила Ивановича.

Пуговкин собрал семейный совет. Спросил хитро: «Ну что, зятья-дочери? Понравились котлетки? Вот как моя Ирина готовит!

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или