Полная версия сайта

Елена Соловей: «Я до сих пор чувствую себя в Америке чужой»

«Принять тот факт, что прежней Елены Соловей больше не существует, непросто, порой обидно, но так уж сложилась жизнь».

На этот случай там существуют специальные фонды для помощи новоприбывшим. Мы тоже по приезде получили небольшие средства. Хватило на то, чтобы снять полдома в предместье Нью-Йорка, в тихом и милом городке Фэйр Лоун в Нью-Джерси, по соседству с Юриной сестрой.

То, что мы никому не нужны и не интересны, что прошлые заслуги здесь ровным счетом ничего не значат, стало понятно сразу. Времени на то, чтобы рыдать и впадать в депрессию, не было. Приходилось начинать жизнь с нуля. К счастью, Юра очень быстро нашел работу по специальности: устроился дизайнером в крупную ювелирную компанию. А через какое-то время стал сотрудничать с одной из нью-йоркских арт-студий, где трудится по сей день.

Ириша поначалу работала продавцом в магазине, секретарем в адвокатской конторе, а параллельно окончила местный колледж.

Пыталась пробиться в модельный бизнес — она у нас высокая, красивая, — но на это требовалось жизнь положить и еще много денег, чтобы как-то раскрутиться. Окончив Нью-Йоркский университет, дочь продолжила учебу на биологическом факультете университета в Стоуни-Брук, получила степень мастера. В том же университете защищал диссертацию по математике замечательный парень из Питера. Они друг другу понравились, и Слава стал нашим зятем. Сначала ребята жили в Калифорнии, где родилась внучка Грушенька. Потом переехали в Германию. Слава преподает математику в Лейпцигском университете.

То, что мы в Америке никому не нужны и не интересны, что прошлые заслуги здесь ровным счетом ничего не значат, стало понятно сразу

Там появился на свет наш младший внук Феденька. Кстати, это не помешало Ирише недавно защитить диссертацию по молекулярной антропологии, она работает в лаборатории генетики, сделала даже научное открытие.

Павлуша окончил школу, учился в университете Ратгерс штата Нью-Джерси, а потом защитил диссертацию по иммунологии в Корнелльском университете. Ириша шутит: «Кроме вас с папой в семье все профессора». Женился сын на бывшей однокласснице, которая тоже перебралась с родителями в США. Яна — врач-логопед, у них родился замечательный мальчишка, назвали Ванюшей. К сожалению, хорошую высокооплачиваемую работу Яне предложили в Канаде, поэтому сегодня Павел из Нью-Йорка летает к семье на уик-энды.

Зато внук уже лопочет по-французски.

— Вань, друзья-то у тебя на новом месте есть? — интересуюсь я.

— Ну, вообще-то я очень популярен.

— Это он перевел с английского на русский, — поясняет Паша.

Родной язык наши внуки не забывают. Аграфена даже сочиняет на русском книгу.

Соня, старшая внучка, уже взрослая девушка, разговаривает почти на всех европейских языках.

В первые годы эмиграции, чтобы дети могли состояться, я по примеру мамы взяла на себя все домашние заботы: варила борщи, жарила котлеты, сидела с внучкой Сонечкой. Самым тяжелым было оказаться в языковом вакууме.

Я сразу же пошла на курсы английского, но освоила лишь бытовую речь, говорить могла, а понять, что тебе ответили, нет. Ухо долго привыкало к чужому языку. По большому счету я языка не знаю. А вот за рулем чувствую себя уверенно, вождение мне тоже пришлось осваивать в срочном порядке, так как здесь автомобиль — практически единственный способ передвижения. Но жизнь все равно до сих пор непривычная. Вот и хорошие американские фильмы обожаю, и передачи смотрю, и знакомых много, но все равно есть ощущение, что я здесь чужая...

Дети разъехались, и старое жилище стало для нас слишком большим. Мы перебрались в двухэтажный дом по соседству, заняли одну из четырех квартир. Жилье по американским меркам скромное, но нам хватает.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или