Полная версия сайта

Ольга Будина. Теория любви

«Муж меня любил. Но признать, что жена и сын тоже имеют право наслаждаться жизнью, он оказался не в состоянии».

Мои сцены снимали не с раннего утра, так что когда появилась, Митта уже вовсю руководил процессом.

— Александр Наумович, здравствуйте! — радостно бросилась я к нему.

— Не пойму, ты в костюме или нет?

— Сейчас переоденусь.

— И что ты тут шляешься без костюма?!

Вот так-то, и больше никакого «солнца»!

Но самое ужасное ждало впереди. Митта не давал мне есть, совсем. Обед привозили на съемочную площадку. Если Митта видел меня с едой, моментально подскакивал и переворачивал тарелку: «Не положено тебе есть! В актере должен быть острый нерв, оголена должна быть нервная система, глаз должен сверкать.

А ты теперь будешь в кадре как сонная корова».

Сериал «Граница. Таежный роман» снимался в Кировском районе Калужской области, в гарнизоне Шайковка. Сегодня он уже стал знаменитым, а тогда, четырнадцать лет назад, это было довольно скромное местечко с удивительно приветливым и отзывчивым населением. Местные жители с радостью предоставляли свои личные вещи для съемок, и многое, что потом зрители увидели в кадре, на самом деле принадлежало реальным людям. Артистов поселили в самых обычных квартирах для военных, и это значительно помогло нам прочувствовать место действия нашей истории. Мы своими глазами видели, как прототипы наших героев живут, что едят, что носят, о чем разговаривают.

Места там болотистые, сырые, и я часто простужалась. Поскольку снимали в любую погоду, в конце концов заболела воспалением легких. Это было настоящее испытание еще и потому, что съемки на период болезни отменить нельзя, есть жесткий график занятости артистов, объектов съемок, и если ты выпадаешь из процесса, вся работа просто встает. Конечно, тут же организовали необходимую медицинскую помощь, на выздоровление дали максимум полтора дня.

Вечером должна была сниматься очень важная сцена. И именно она была для меня самой страшной во всем сценарии. Александр Наумович всегда очень конкретно выстраивает взаимоотношения героев и находит для этого точные визуальные решения. К примеру, отношения моей героини Марины Голощекиной с возлюбленным Иваном должны были находить воплощение в поцелуях, они очень романтичны и лиричны по своей сути.

Тогда как отношения Марины с мужем Никитой Голощекиным, которого играл Алексей Гуськов, полны плотской страсти. Она не любит Никиту, но не в силах отказаться от секса с ним.

Для этой цели была придумана любовная сцена с Никитой у дерева, ну и для обострения конфликта ее должен был увидеть Иван. Сцена весьма конкретная и недвусмысленная. Я очень боялась не справиться, поскольку ничего подобного не играла и в театральных институтах этому не учат. Да еще невероятная слабость из-за пневмонии уверенности в себе не добавляла. Этой сцены я стала бояться сразу, как только прочла сценарий, и страстно мечтала, что как-нибудь Митта ее изменит, а то и вовсе от нее откажется, придумает что-то другое.

Я понимаю, что Науму нужен сильный, мудрый и заботящийся о нем мужчина. Как и мне. Но чтобы он появился, надо сначала влюбиться

И вот сижу в гримерке и жду приговора: как режиссер решил снять этот ужас. Вся трясусь от страха и озноба. Приходят гримеры, прелестные женщины, и протягивают мне коньяк: «Ты должна так сыграть, чтобы отомстить всем мужикам, ты должна быть ведущей, это ты должна его взять, а не он тебя!» Тут мой разум совсем отказал, и я хлопнула коньяку. Сразу стало весело, и страх сменился смешливой истерикой.

Меня позвали в кадр, выхожу на улицу: ночь, холодрыга жуткая, куча осветительных приборов, вся наша группа шебуршится, готовясь снимать. А надо сказать, что группа в основном была молодой, операторы во главе с Сережей Астаховым все красавцы удалые. И плотным кольцом стоят местные жители, которые часто приходили смотреть, как снимается кино. Мы к ним уже привыкли и даже не замечали посторонних на площадке.

Но сейчас — другое дело! Иду дальше и вижу дерево, к стволу которого постановщики привязывают подушку. Соображаю, что это они беспокоятся о моей спине, и понимаю, что Митта ничего не поменял и намерен все снять в точности как написано в сценарии. Прошу еще коньяку, выпиваю.

Подходит Гуськов, и мы начинаем как-то пристраиваться у дерева, причем оба делаем вид, что все в порядке. И тут Леша говорит, что было бы правильно поставить маленькую табуреточку у дерева, чтобы ему не держать меня на весу все дубли. Я начинаю дико хохотать! Вот вам киносекс! На глазах у всего честного народа, под ярким светом приборов, опираясь на табуреточку и с подушкой за спиной — давай, изображай вершину сладострастия! Не знаю, как Леша, а я, мне кажется, делала какую-то пародию на все подобные любовные кадры, которые когда-либо видела.

Только гений Митты смог так потом все смонтировать, чтобы от этой сцены дух захватывало.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или