Полная версия сайта

Елена Прудникова-Смирнова. Ты да я

«По-моему, черную полосу мы выхлебали до дна, — сказал Андрей, — дальше должно быть лучше».

Смирнов объявил с порога: «Я собираюсь за вами ухаживать» — и взял десятку. Он потом ее, конечно, отдал, но с тех пор почти сорок лет ворчит, что о таких процентах на червонец Ротшильд и мечтать не мог

Играла у Евгения Лазарева, играла у Портнова, у Житинкина. Последняя роль была в «Аркадии» Стоппарда в постановке Сергея Голомазова — человека талантливого и порядочного. Я ему благодарна. Но осенью одиннадцатого года однажды проснулась с ощущением: надоело выходить на сцену. Сказала мужу, и неожиданно он меня поддержал. В тот же день подала заявление и ушла на пенсию.

С Андреем мы вместе вот уже тридцать восьмой год. А встретились как-то ненароком. Я и до сих пор не знаю: случайность или судьба? Французы говорят: «Браки совершаются на небесах». Наверное...

В 1972 году мне было двадцать три года, я снималась на «Ленфильме» в картине Ирины Поволоцкой «Исполняющий обязанности» по сценарию Александра Червинского.

Играли там сплошные звезды — Алиса Фрейндлих, Игорь Владимиров, Ефим Копелян, Михаил Козаков, Ролан Быков, Леонид Броневой, но главная женская роль была моя. Сейчас, через много лет, вспоминаю эти съемки с радостью. Мы тесно сошлись с Поволоцкой, понимали друг друга с полуслова — взгляд на профессию и интересы у нас оказались схожи. Художественным руководителем был Глеб Панфилов. Ему нравилось, как я играю, он нас с Ирой водил в рестораны, подробно обсуждал материал. Премьера в Доме кино прошла прекрасно. Ира потом мне рассказывала, что к ней подошел Андрей Смирнов и спросил:

— Это что за «кадр»?

— Какой?

— Прудникова. Познакомь.

— Ты бы хоть с премьерой меня поздравил, — обиделась Ира.

После премьеры выпивали дома у Червинского. Познакомились со Смирновым, последствий, разумеется, никаких: у меня — муж, у него — жена.

Прошло два года. Летом 1975-го я была в смятении — с «Таганки» вышибли, надо начинать все сначала, семейная жизнь обрыдла. Позвонил Шура Червинский:

— Леночка, пошли на футбол?

На футболе я девчонкой бывала в Ростове — через два дома от нас на Пушкинской жил Виктор Понедельник, центральный нападающий сборной СССР, обладатель первого Кубка Европы, и мы, конечно, всем кварталом за него болели, орали во всю глотку, когда он появлялся во дворе после игры.

А в Москве меня как-то позвал в «Лужники» на мини-футбол другой мой земляк, замечательный футболист Леша Еськов, он тогда играл в «Торпедо».

Спрашиваю Червинского:

— А что за компания?

— Светлов, Смирнов и я.

Близкий друг Андрея Александр Михайлович Светлов, режиссер и сценарист, — человек необыкновенного обаяния. А сам Смирнов тогда был центром сплетен в нашем кругу — жена бросила его с двумя детьми. Да какая мне разница? Делать все равно нечего, тоска зеленая.

— Пошли...

Шура говорит: — Не можешь ли ты одолжить червонец Андрею?

Смирнов объявил с порога: «Я собираюсь за вами ухаживать» — и взял десятку.

Перед Пасхой я пекла куличи, вдруг звонок в дверь. Открываю — стоит Дуня с узелком в руке. Пришла к нам жить. Ей было тринадцать

Он потом ее, конечно, отдал, но с тех пор почти сорок лет ворчит, что о таких процентах на червонец Ротшильд и мечтать не мог.

Сидели на трибуне «Динамо», разговорились со Смирновым, дела у обоих были хуже некуда: у него «Осень» не выпускают, у меня полная неизвестность. Он — болельщик, если спросить, с каким счетом в тот день, четвертого августа 1975 года, ЦСКА выиграл у «Пахтакора», отрапортует без запинки: 3:1, два гола забил Борис Копейкин, а третий Поликарпов — я уже выучила наизусть. На одолженную десятку Андрей купил бутылку виски, и мы поехали к Шуре выпивать. Разошлись поздно, часа в три ночи.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или