Полная версия сайта

Наталья Горленко. Моя любовь — Булат Окуджава

Булат написал: «Мы могли бы довольствоваться пошлым званием любовников, но это не для моего к вам отношения…»

И вот это — совсем коротенькое:

Я был бы мелок и неточен,

Когда б признаться не посмел,

Что спал, покуда ваш росточек

В моих садах не прошумел.

Ему Господь удачу прочит,

Счастливый рок его хранит.

Когда бы знать: чего он хочет?

Куда он голову склонит?

В моих руках — одно из писем Булата со стихотворением, где есть такие строки: «Улыбка женщины одной, единственной, неповторимой...»

Спустя несколько лет после нашего расставания я прочту эти строки в журнале.

Никто из участников гастрольного тура российских бардов по городам Союза до конца поездки так и не узнал, что я жду ребенка

С посвящением — «Ольге». Мне и в голову не приходило осуждать его за это. Зная, как несладко Булату доводилось тогда, прекрасно понимаю: что ему оставалось?

Когда мы встретились после долгой разлуки, с улыбкой рассказала, что прочла стихотворение в «Я надеюсь, что ты выше всего этого, — ответил Булат. — Я всегда на это надеялся...»

Даже во время наших гастрольных поездок он постоянно писал. Как-то в очередной раз мы заглянули в гости к Шварцам, и Исаак Иосифович принялся меня строго допрашивать:

— А ты даешь ему работать? Ваша страсть Булату не мешает?

— Да он работает как проклятый! Иногда даже прощения за это просит: «Птичкин, мне так хочется побыть с тобой, но видишь, как хорошо пишется?

Потерпи, а?» Я смеюсь: «Конечно потерплю...»

Где мы с Булатом только не побывали с концертами! Останавливались, как правило, в номерах люкс, но однажды, когда возвращались из Полотняного Завода, где были у Владимира Мотыля на съемках, пришлось переночевать в Шацке в переоборудованной под ночлежку сельской школе с железными скрипучими кроватями и репродуктором, который в шесть утра взорвался гимном СССР, от чего мы, как ошпаренные, подскочили на панцирных сетках. Булатик не был бы самим собой, если бы наутро, садясь в машину, не заметил философски: «Кто же виноват, что в Шацке жизнь сложилась по-дурацки...»

Перед глазами вдруг встала картинка с самарских гастролей.

В номере гостиницы «Волга» кровать была накрыта ярко-алым шелковым покрывалом, расшитым невиданной красоты жар-птицами. Я влюбилась в него с первого взгляда. Тут же обмоталась с ног до головы и начала танцевать. Булат хохотал, восторженно хлопал в ладоши: «Ай да Птичкин! Куда до тебя испанкам или аргентинкам! Конкурировать может разве какая-нибудь Айседора Дункан!» Мне очень хотелось забрать чудо-покрывало с собой. И Булат наверняка смог бы выкупить его у дирекции отеля. Но я, конечно, об этом даже не заикнулась.

Мы использовали малейшую возможность уехать из Москвы. Дома в любую минуту мог раздаться телефонный звонок, за которым следовало расставание. Потому что Ольга в очередной раз грозилась «покончить с собой» или заболевал Антон.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или