Полная версия сайта

Алена Водонаева. Я искала любовь...

«Мы так мечтали о детях, но... Ад, через который прошли вместе с мужем, не пожелаю врагу».

С будущим мужем Алексеем Малакеевым меня познакомил Меньщиков

Я по натуре — боец, поэтому не собиралась прозябать на задворках и тут же включилась в битву за первенство. Правда, в сентябре, когда начались занятия в университете, засобиралась домой. Но мне предложили контракт. Не имею права называть сумму, это коммерческая тайна. В «Доме-2» гонорар за съемки в шоу выплачивали шести самым ярким участникам. Это грело мое тщеславие, и я, подумав, согласилась. Поставила лишь одно условие: чтобы отпустили на госэкзамены, предзащиту и защиту диплома.

И все же главная причина крылась в отношениях со Степкой. Наш роман набирал обороты. Я была влюблена, он клялся, что тоже любит, но никогда не говорил: «Хочу, чтобы ты принадлежала только мне, чтобы всегда была рядом».

Ревновала я жутко: даже если он просто кому-то улыбался, у меня сразу же «падало забрало». Не могла держать себя в руках, набрасывалась на него. А Меньщиков, гаденыш обаятельный, нравился всем женщинам вне зависимости от возраста. От него была в восторге даже моя бабушка! Я мечтала приручить Степку, но он не поддавался дрессировке. А постоянные конфликты и ссоры будоражили чувства.

Мои бедные родители, смотревшие «Дом-2» каждый вечер, никак не могли поверить, что их Алена может быть такой скандалисткой и хабалкой. Я, словно какой-то адский генератор, круглосуточно вырабатывала тонны агрессии, выплескивая ее на Степу и окружающих. Скорее всего, так моя еще не сформировавшаяся психика подстраивалась к обстоятельствам.

Как же долго и тяжело я избавлялась от приобретенной на «Доме-2» стервозности!

Ведь идти к цели по головам противоречит женской природе. Но эту мудрость я постигла гораздо позже. А тогда...

Наша со Степой «лав стори» напоминала огненную феерию: мы дрались, ругались, мирились, хлопали дверями. С Меньщиковым классно дружить, но жить с человеком-зажигалкой, способным превратить в цирк самую печальную ситуацию, безумно тяжело. Иногда мне требовалось обычное внимание, сочувствие, а Степа включал клоуна, хохмил. Или еще хлеще...

Празднование знаменательной даты — девять месяцев наших отношений — не забуду никогда.

Степа сказал редакторам, что вместе с парнями готовит мне сюрприз, и попросил увезти всех девчонок с площадки на несколько часов.

Возвращаясь из парка, где мы катались на аттракционах, размечталась: «Все сейчас разойдутся по домам, а Степа встретит меня с цветами и тортом, мы вдвоем — только он и я — поднимем бокалы за наши девять непростых, но прекрасных месяцев, поцелуемся и...»

Заходим на площадку — никого, зато везде валяются пустые бутылки из-под пива, штук сто, не меньше. Открываю дверь в свой дом — там адский ад, полный трэш. Пол залит чем-то липким. В центре комнаты валяется перевернутая кастрюля со слипшимися макаронами. На столе грязная посуда. С ужасом думаю, что, наверное, ребята напились до умопомрачения. Но где они все?

Мои родители — Юрий Евгеньевич и Лариса Валентиновна — на нашей свадьбе

Где Степа? Может, их куда-то увезли? Кто-то из девчонок нашел записку: «Мы в стрип-клубе». А меня уже трясет. Злюсь: «Ну что за козел! Как он мог уехать?!» Захожу в спальню — Степа лежит на кровати лицом вниз в одних трусах, а постельное белье закручено жгутом, как будто там проходили «бои без правил». На зеркале губной помадой написано: «Ты мне очень понравился, позвони». Номер телефона и подпись: Люся. Кто такая?!

Недолго думая, я набрала полное ведро ледяной воды, а дело было зимой, и окатила лежащего без движения Степу. Он такого явно не ожидал, подскочил, начал орать: «Ты что, совсем чокнулась?! Я же простужусь!»

В итоге мы чуть не подрались. Степа с криками «Дура, шуток не понимаешь?!» вытолкал меня из дома в одном свитере, даже куртку не успела накинуть.

«Господи, за что мне такое наказание?»

— рыдала я, задыхаясь от возмущения. А Степа ходил как ни в чем не бывало. Парни ему подыгрывали, громко, чтобы я слышала, вспоминали стриптизершу Люсю, которая к ним якобы приезжала. О том, что ситуация была от начала до конца срежиссирована Степой, узнала лишь вечером на лобном месте. Мне хотелось его убить. А Меньщиков взял микрофон и произнес: «Дорогая Мурлыська, я сегодня решил сделать тебе еще один сюрприз, — у меня внутри все похолодело. А Степа продолжает: — У нас маленький юбилей. В такие моменты принято дарить любимым девушкам цветы. Вот, пожалуйста, — он протянул мне огромный букет лилий. — А еще мужчины в таких обстоятельствах предлагают руку и сердце, но я этого не сделаю».

Достает откуда-то огромный кусок говяжьей печени и протягивает мне.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или