Полная версия сайта

Татьяна Конюхова: «Нашу любовь с Дунаевским разрушила трагедия»

Сын Дунаевского был первым моим серьезным увлечением, но не сложилось. Нашу любовь разрушила трагедия…

Попросил зайти в кабинет:

— Моя помощница сказала, что пока вы тут кого-то ждали, она дала вам почитать сценарий фильма «Летят журавли».

— Да, я прочла. Это просто потрясающе!

— А не хотите попробоваться на главную роль?

— Михаил Константинович, простите, но не могу. Играю Дашу у Рошаля.

Калатозов остолбенел: какая-то фитюлька отказывается от предложения режиссера, снявшего легендарные картины «Валерий Чкалов», «Первый эшелон», «Верные друзья»!

Вышла в коридор, его помощница — следом.

— Конюхова, ты дура! Быстро вернись! Скажи, что передумала.

— Это будет предательством по отношению к Рошалю. Я не могу.

...А Рошаль смог. Мне позвонила его ассистент по актерам: «Танечка, приезжай на «Мосфильм». Нужно поговорить».

Приезжаю. Ассистентка берет за руку и ведет в будку киномеханика: «Сама все увидишь». Посадив меня на стул, она исчезает. Я в полной растерянности спрашиваю у парня, который вставляет в аппарат пленку:

— А что сейчас будет?

— Вы только меня не выдавайте. На роль Даши пробуют Нину Веселовскую. Григорий Львович собирается показать ей вашу пробу.

Открываю рот, чтобы возмутиться: «Этого не может быть!» — и не могу. В горле встал ком. Глядя в окошечко на экран, думаю о себе в третьем лице: «Сильно сыграла».

Как возвращалась домой — не помню. Увидев меня, свекровь испуганно всплеснула руками:

— Что случилось?! Краше в гроб кладут!

А я прошла в комнату, рухнула на кровать и забилась в истерике. Свекровь пытается напоить меня валерьянкой, но первый же глоток вызывает дикую боль.

— Я проглотила стекло!

— Что ты такое говоришь? — еще больше пугается свекровь. — Вот он, стакан — совершенно целый.

Отвернувшись лицом к стене, пролежала почти неделю. Боря несколько раз порывался вызвать врача, но я запрещала: «Не смей!» Сама мысль, что придется с кем-то разговаривать, рассказывать, что случилось, была невыносима.

Умереть от депрессии очень даже просто. Ничего не болит, ничего не хочется, все чаще погружаешься в забытье, а потом перестаешь дышать. Я была близка к этому, когда в затуманенный мозг вдруг прорвался громовой бас:

— Ну и где тут Конюхова? Я для нее такую замечательную роль написал!

Прислушалась: вроде бы голос Лукова, у которого снималась в «Разных судьбах». Ниночка Васильевна отвечает шепотом: — В комнате она.

Неделю с постели не встает, не ест, не пьет. Боимся, как бы богу душу не отдала.

И вот уже львиный рык заполняет комнату:

— Я ей помру! А кто у меня тогда Дашку-партизанку в «Олеко Дундиче» играть будет?! — подошел, громыхая тростью, к кровати, повернул меня на спину, поправил одеяло, а потом — шлеп тетрадкой по лбу: — Вот тебе сценарий. Чтоб нынче же ночью прочла и завтра была у меня на пробах!

Дверь за Леонидом Давидовичем закрылась, а я вдруг обнаружила, что плачу. Слезы лились ручьями, и с каждой минутой мне становилось легче. Стала шарить руками по одеялу: где сценарий? Неужели Луков его унес?! Нашла тетрадку на полу. Открыла первую страницу, а там рядом с персонажем «Дашка-партизанка» красным карандашом заглавными буквами написано: «КОНЮХОВА!!!»

С Юрием Беловым в фильме «Ты не один»

Начала читать и не смогла оторваться, пока не закрыла последнюю страницу. Встала, по стеночке добралась до кухни, а там Боря с Ниночкой Васильевной за накрытым столом сидят. И улыбки у обоих — от уха до уха.

«Не ужинаем — ждем тебя, — сказала свекровь. — А Луков-то, Луков! Думаешь, как отдал сценарий, сразу ушел? Как бы не так! В замочную скважину за тобой наблюдал! Потом говорит: «Все нормально, жить будет».

Не будет преувеличением сказать, что Леонид Давидович спас мне жизнь. Никогда об этом не забывала и не забуду. Как и то, что сделал Рошаль. С ним мы встретились спустя несколько лет на съезде Союза кинематографистов.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или