Полная версия сайта

Тамара Миансарова. Шаг длиною в жизнь

Предательство и обман отравляют жизнь мне и моему мужу Марку. Страшно, что исходят они от близких людей.

— Знаю, что прав, только ведь и он в юности наверняка в чем-то заблуждался...

— Возможно, только вряд ли это стоило кому-то жизни, — сказала я, но к Свешникову все-таки пошла.

У меня уже был приличный срок беременности, и слова действительно нашлись. Эдика не исключили. После этих событий он уехал лечиться в Минск в какую-то особую клинику.

Зимой у нас родился сын, но муж даже не встретил меня из роддома. Он еще очень хорошо относился ко мне, но поскольку был человеком не сильным, ведомым, значительную роль в наших отношениях играла его мать, особой доброжелательности которой ко мне я не помню.

Мою однокомнатную квартиру в Минске удалось обменять на комнату в Хамовниках — поспособствовал все тот же Свешников.

Я надеялась, что появление собственного жилья внесет в наши отношения с мужем согласие и понимание.

В 1958 году в Москве проходил Первый международный конкурс имени П.И. Чайковского. В нем принимали участие скрипачи, пианисты и вокалисты. Кандидатуру Эдика приняли без обсуждения. Он был гениальным пианистом. Выступил Эдик великолепно. Было приятно услышать от него: «Я знал, что ты рядом, в зале, поэтому так играл!» Его игру оценил Рихтер, а Шостакович отметил: «Эдуард Миансаров отменно показал свою дерзкую и цепкую технику виртуоза».

Лучшими исполнителями были признаны Ван Клиберн и Миансаров. Во время конкурса они подружились.

На эстраду меня привел случай

Через год Ван был у нас в гостях. Привез нашему Андрюше плюшевого котенка, а мне подарил французские духи. Я очень долго хранила флакончик как напоминание о замечательном времени и необыкновенном человеке.

А с Эдиком мы разошлись. Когда нас разводили, еще совсем маленький Андрюшка радостно подбегал то к папе, то к маме, не понимая, что изменится и его судьба. Но все прошло спокойно: никто никому претензий не предъявлял, а делить нам было нечего. Мама Эдика сразу же сняла ему комнату и перевезла туда пианино, которое когда-то поставила в нашей комнатке в Хамовниках. Так закончилась моя первая попытка быть счастливой.

Я долго потом возвращалась к вопросу: «Не спутали ли мы дружбу с любовью?» Но нет, не спутали. Это действительно была любовь, но особая, через музыку.

Именно поэтому мы не отдалились окончательно друг от друга на протяжении всей жизни. Ведь кроме любви мужчины к женщине есть и другая любовь — человека к человеку. Возможно, в той ситуации мне стоило быть мудрее. Многие пары сталкиваются с трудностями и непониманием, но вместе их всегда легче преодолевать, чем поодиночке. Молодость же горделива и поэтому часто разрушительна.

Следующий поворот в моей судьбе был неожиданным даже для меня. И начался он со звонка дирижера Арнольда Норченко:

— Томочка, в Союз приезжает певец Гарри Гольди. Предлагаю поучаствовать в его концерте.

У меня шок: — Я же не эстрадная певица!

Но голод не тетка...

Гарри появился во время моей безысходной бедности, когда после окончания консерватории я еще не работала, а мама, которая жила со мной, уже не работала. Если бы мне сказали, что, окончив два факультета Московской консерватории, стану эстрадной певицей, я просто улыбнулась бы в ответ. Но случай оказался щедр. Из эстрады я больше не ушла, она стала моей жизнью, целью, судьбой. Ни разу не пожалела о своем выборе. Эстрада подарила мне встречи с потрясающими людьми, придала «легкое дыхание», благодаря которому я преодолела многие превратности судьбы.

Членами жюри моего первого эстрадного конкурса были Утесов и Казанцева. Я получила третью премию. «Молодец», — сказал Утесов, похлопывая меня по плечу.

Хотелось себя ущипнуть.

С одной стороны, все хорошо складывалось. Но с другой — я, как все артисты, не принадлежала себе, постоянно была на гастролях. Сегодня — в Сибири, завтра — во Владивостоке, послезавтра — в Крыму. А ведь в наше отсутствие жизнь не стоит на месте: кто-то рождается, кто-то уходит, мы не видим, как растут наши дети, поэтому не становимся, к сожалению, им близкими друзьями. Андрея растила моя мама. Души в нем не чаяла, выполняла любые капризы.

Однажды педагог Андрея, сын уже учился в школе при Московской консерватории, сказал мне горькие слова: «Мальчик с каждым днем становится все более распущенным, безжалостным, злым». Я поняла, что без мужского влияния нам с бабушкой не справиться с его воспитанием.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или