Полная версия сайта

Николай Попков (Глинский). Уходящие от вас

Я прижал Малявину к стене: «Валя, ты врешь. Скажи правду. Как умер Стас?»...

Для Стаса такое поведение являлось нормой. Он был с гонором открытым, я — с закрытым, но главное: «Быть, а не казаться!» Когда дрались на учебных рапирах, скручивали защитные наконечники, чтобы все — по-настоящему. На один из дней рождения Стас подарил мне книгу «Наполеон» с дарственной надписью: «Наполеон Наполеону о Наполеоне». Во как.

Мы поступили на курс Виктора Карловича Монюкова, из числа лучших театральных пе дагогов страны. Жили в одной комнате общежития. Третьим нашим соседом был студент постановочного факультета Валера Чеканов, которого Стас прозвал Ван Гогом: Валера рисовал свои автопортреты явно под великого голландца, да и во взгляде его иногда мелькала «безуминка».

Меня Жданько окрестил Гогой, производное от Гогена. Вероятно, из-за схожести наших профилей.

Однажды Стас прочитал нам вслух рассказ Шукшина «Сураз». Его герой, собираясь угробить своего врага, произносит зловещую фразу: «Я тебя уработаю». Стас ее произносил и так и этак — уж больно она ему понравилась. И вот возвращаюсь поздно ночью в общагу. Стас сидит на своей кровати какой-то потерянный. Художника нет.

— Ты чего не спишь?

— Не могу, — отвечает, — Ван Гог юмора не сечет. Я ему в шутку сказал, что его картины — мазня, их никто в общаге не понимает. А он посмотрел зверем и говорит: «Я тебя уработаю».

Малявина завораживала. Все звезды были у нее в друзьях. С «Ивановым детством» объездила полмира. И глаза... Не глаза — два омута

То есть Валера недвусмысленно намекнул ему, что прибьет.

— Ну и?

— Ну и куда-то ушел. Уже два часа нет. Я заснуть не могу — точно прибьет. Ляг сегодня на мою кровать, а? — и совершенно серьезно добавляет: — Ты же мне друг?

Как ребенок, честное слово!

Получив согласие, Стас лег на мою кровать и тут же блаженно засопел. А я всю ноченьку ворочался. Когда почти рассвело, вернулся Ван Гог, прошел мимо, даже не взглянув на меня, и уже через минуту заснул. Наутро заявляет, что и он пошутил: «Я-то могу произнести чужой текст так, что все поверят. А вы, актеры, попробуйте нарисовать, чтобы мне понравилось».

Поздно я возвращался по уважительной причине: любовь. Входил в комнату, когда все уже спали, ложился, не включая света. И вот как-то утром открываю глаза, а надо мной орел со свастикой.

Висит на стене жеваная мешковина, на ней надпись: REICHSPOST — «ПОЧТА РЕЙХА». И две наши шпаги мушкетерские крест-накрест. Откуда? Оказывается, наш Ван Гог, решив «оживить» унылые стены, притащил обнаруженную за кулисами студийного театра старую декорацию. Украшали комнату вместе со Стасом. «Идиоты, — поставил я диагноз, выслушав оформителей. — В какой стране живете? Снимите немедленно».

И опять пропал на пару суток. Возвращаюсь — висит! Но уже тыльной стороной, без свастики. Догадались. Стас проворчал спросонья: «Коля, сними.

Эрмиш велел». Эрмиш — старшекурсник с постановочного факультета. Всем было известно, что он рвется к вакантному месту проректора по хозчасти. Засыпая, подумал: завтра я дежурный, вот и сниму. Но утром сначала решил подмести... Удивительно, иногда какая-то секунда решает судьбы людей. Сними тогда я эту тряпку, ничего бы, конечно, со Стасом не случилось. Я уже протянул руку, но дверь распахнулась. В проеме — здоровенный детина в очках с многократно увеличивающими глаза линзами. Эрмиш.

«Не сняли?!» — вырывает у меня тряпку и прямым ходом к ректору. Как рассказывала секретарша, бросил ее Радомысленскому на стол: «Вот что висит в общежитии советского вуза!»

На вопросы Монюкова я спокойно отвечал: тряпка висела изнанкой, со стороны Эрмиша это провокация.

Все бы ничего, но через пару дней по Москве пошел слух, что в Школе-студии МХАТ действует фашистская организация. Будь это так, сидеть нам всем троим по разным помещениям не один семестр. Но и Монюков, и папа Веня — так за глаза звали Вениамина Захаровича Радомысленского — понимали, что дело яйца выеденного не стоит. Однако реагировать надо — требование горкома партии. Тогда было принято соломоново решение: мы едем на стройки страны, зарабатываем положительные характеристики и возвращаемся на курс к тому же Монюкову. Ван Гог — на свой постановочный. Так спасали нас двое умных и добрых педагогов. Светлая им память!

Я вернулся в родной Свердловск, устроился в местный ТЮЗ. До Школы-студии, еще учась в театральном училище, играл в этом театре главную роль в спектакле «Два товарища» по пьесе Владимира Войновича.

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...

Рейтинги

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
  • Alexia

    #
    Спасибо большое за этот материал. Герой произвел очень хорошее впечатление - настоящий друг и искатель правды, как он ее понимает. Однако же, не зря говорят - правда у каждого своя. Это как при разводе - с чьей стороны смотреть. Для Николая Попкова Малявина была пьющей Клеопатрой (то бишь нимфоманкой), а Жданько - невинный во всех смыслах мальчик, погубленный ею. Однако же, если Вы поинтересуетесь другими материалами, то и картина может быть другой, как бы ни протестовал уважаемый (действительно! достойный человек!) господин Попков. Например, известно, что у Жданько был неукротимый нрав - он тут тоже пишет об этом, но вскользь, типа про сильный темперамент. Кроме того, не одна Малявина пила - многие утверждают, что Жданько тоже выпивал вместе с ней. И как раз то, что во время смерти он был трезв как стеклышко, и создает очень интересную картину происшествия. Поинтересуйтесь ка у врача-нарколога, как и у кого возникает алкогольный делирий (или хоть прочитайте в известных блогах ЖЖ у психиатра DPMMAX ). Он возникает, когда человек крепко пьет, а потом резко перестает (по разным причинам - деньги кончились, на работу пора, праздники прошли). И хроническим алкоголиком для этого быть вовсе не обязательно - достаточно посмотреть на вызовы по поводу белой горячки как раз после праздников. Вот и получается - в крови алкоголя нет, а человек буйствует и видит зеленых гномиков. Так что эта история из тех, что не имеют абсолютных и верных решений - его могла убить Малявина, он мог убить себя сам, это мог быть несчастный случай или драка в припадке алкогольного делирия. А все сомнения как раз таки трактуются в пользу обвиняемого/мой. Любой суд присяжных на Западе Малявину бы скорее всего оправдал, да и предумышленном убийстве речь точно не идет. А насчет 9 лет срока для Малявиной... Ну извините... Сейчас реально 9 лет дают только хладнокровному убийце с отягчающими. Реально в российском суде сегодня Малявиной бы дали года три, а через год выпустили по амнистии, так что мне не совсем понятна его горечь по поводу мягкого наказания. Оно не мягкое, а, увы, адекватное обстоятельствам.
  • Alexia

    #
    Кроме того, мне не слишком нравится его морализаторство по поводу дальнейшей судьбы Малявиной - дескать, вела бы себя по другому, и не спилась бы, и дети были бы у нее и все хорошо. Извините, но это махровое ханжество и чистоплюйство. Изольда Извицкая и Татьяна Самойлова, Светлана Савелова и Нинель Мышкова, Ия Арепина и Ольга Бган, Наталья Кустинская и Лидия Драновская... Да и еще с десяток имен могу назвать. У всех этих женщин ОЧЕНЬ драматические судьбы, кто-то пил, кто-то нет, у кого-то были дети, но отвернулись и покинули родителей, кто-то не мог иметь их из-за болезни.. Простите, но НЕЛЬЗЯ выводить закономерность из условно "правильного" поведения и его влияния на счастливую судьбу. Все далеко не так просто, и человеку в возрасте Попкова следует это знать. ВСЕ в этой жизни можно потерять в один момент, тем более в нашей стране. "На все есть время и случай..." Так что прав Экклесиаст, а не господин Попков.
  • Людмила

    #
    Простите, Глинский-Попков, я не верю тем, кто про всех знает "всё..." Это наводит на определённые мысли. Вы, вообще, задумывались, что есть люди, которые по-прежнему живы, чтобы знать ОЧЧЧЕНЬ хорошо тех людей, о которых Вы тут живописуете?? Однокурссников Стаса, Вас ,Валентины Малявиной? Их же и Ваших коллег по театру?? Такое в голову не приходило?? Зря! Так вот, о Вас я промолчу, хотя рассказать есть что и многое. Вы никогда не были святым и пушистым, как себя позиционируете, этакой "судия в последней инстанции"...Может, за это Вас бог и наказывает, сейчас.. Ну, да ладно, господь с Вами, грешным.. Но, если Вы такой "друг" ,как Вы тога не видели, что Жданько, фактически имел психические проблемы?? И, это сказывалось и в профессии.. Человек, с которым было трудно сговариваться, репетировать, его всегда несло куда-то, куда он и сам не знал! Вот, такая дикая,больная натура. Это - профнепригодность, за что он и был уволен( переведён) из Школы- Студии Мхат в Щуку, но была и другая , чувствительная история,где Вы были одним из "героев". Но, Вас- оставили, а Стаса -убрали.. Теперь о Вале.. Валя, как и Стас были созданы друг для друга, они оба шли к своей судьбе и концу.. Просто ,это был вопрос времени! Несмотря, что у Вали уже были такие опыты "выяснения отношений" и с А. Кайдановским и с прекрасным режиссёром Павлом Арсеновым, одним из её мужей, который так рано ушёл из жизни.. Просто, не смог пережить всё, что было нанесено ему Валей..Её тоже всегда несло куда-то, и, сама она, как и Жданько, не знали куда! Вот это- правда.. А, кто, кого мог убить, или довести до этого.. ОБА!!! Но, там, в квартире, был ещё один актёр - Виктор Проскурин... Но, вот Проскурину я верю на 100%, он лгать не мог. А, Попкову - нет,НИКОГДА.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение



    Войти как пользователь

    Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    или