Полная версия сайта

Ольга Левитина. Одно абсолютно счастливое семейство

«С момента развода родителей прошло уже года три, когда в нашем доме появился Валентин Иосифович Гафт...»

Няня Люся стянула с меня трусы и прогнала голышом через всю деревню. Я не плакала, никто не смеялся: все понимали, что унижают личность

— спрашивает мама.

— Лучше собачка! — отвечаю мгновенно.

Сердце просто замирает от счастья: неужели мечта осуществится? Мама начинает уговаривать, как будто от меня что-то зависит:

— Человек лучше. У него будут ручки и ножки. Он будет тебя любить. Давай лучше человечка?

Я подумала-подумала и согласилась. Когда человечек родился, мне тут же его вручили, не побоявшись, что могу уронить или поранить. Объявили — это тебе, это твой лучший друг. И я никогда даже намека на ревность не испытывала.

Когда забирали младенца из роддома, поругалась с папой. Он пытался прикрыть Мишу от пыли, а я постоянно открывала его личико, настолько было любопытно.

Всю жизнь очень Мишу опекала. Соседи вспоминали, как уморительно пыталась внести его, уже пятилетнего карапуза, в лифт. Дело происходило зимой, мальчик был толстый, в шубе, но мне почему-то казалось, что сами дети в лифт заходить не должны.

К счастью, мы сохранили близкие отношения. Недавно шла к нему в гости, ехала в лифте с какими-то рабочими. Они вышли за мной на этаже, мялись в сторонке, перешептывались. Стало страшновато. Скорее звоню в дверь — открывает Миша. По привычке обращаюсь: «Крошечка, ты один?» Боковым зрением вижу, что один из рабочих направляется в мою сторону.

Решил, видимо, что в квартире маленький ребенок. Но тут из двери высовывается здоровенный Миша, на две головы меня выше: «Один, один, заходи». Рабочих как ветром сдуло.

Миша всегда отвечал мне взаимностью, абсолютно доверял и беспрекословно слушался. Мама говорила:

— Мишенька, спускайся во двор гулять.

— Надо спросить у Олюни.

Когда в последнем классе школы я попала на год в Америку, страшно ревновала Мишу к поселившейся в моей комнате незнакомой девочке из Финляндии. Но таковы были правила международного обмена: если дети приезжали стажироваться в страну изучаемого языка, то жили в местных семьях.

С родителями и моим любимым братом Мишей. Он младше меня на восемь лет

Американская эпопея стоит того, чтобы ее описать.

Родители просто в ужас пришли, когда я в какой-то момент нахватала девятнадцать «двоек» по английскому. Ближайшую подругу в Штаты не отпустили, а мои решились. Я обижалась: «Катю мама любит, не хочет с ней расставаться, а вы меня на целый год отсылаете!» Но сегодня понимаю, как тяжело было родителям оторвать от себя пятнадцатилетнего ребенка, через сколько страхов пришлось переступить. К тому же требовалось заплатить серьезную сумму, пятнадцать тысяч рублей. Мама продала свое детище — деревянную дачу под Загорском. Поступила так же, как когда-то бабушка с дедушкой: чтобы купить дочке пианино, они продали котиковую шубу. Кстати, этот старинный немецкий инструмент мама перевезла в Москву, он до сих пор стоит в нашей квартире.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или