Полная версия сайта

Андрей Зибров. И в горе, и в радости

«Он целился в лицо. Сдвинься я хоть на шаг — подставил бы под пулю Анюту, стоявшую за спиной....»

— И это для тебя ничего не меняет?

— Нет.

— Еще у меня есть дочь Настя. Ей одиннадцать лет.

— Прекрасное имя, хороший возраст.

Я не торопил Аню с ответом, даже намеком не давал понять, как тяжело мне знать, что каждый вечер она возвращается к мужу. При встречах мы подолгу разговаривали. Обо всем. Рассказывали друг другу о детстве, родителях, друзьях, о поступках, о мыслях. Самое главное — ни она, ни я в этих беседах не старались казаться лучше, чем есть, не играли в кого-то, а были самими собой.

Вскоре после того как мы стали близки, однажды вечером Аня позвонила мне из дома: — Я рассказала о нас мужу.

Внутри у меня все закрутилось в тугую пружину — кто знает, как отреагирует законный супруг?

Спросил:

— Мне подъехать?

— Не надо. Если что — позвоню.

Никогда не выпытывал у Анюты подробности ее объяснения с мужем, не расспрашивал про их отношения. Тем не менее уверен, что трещина в них появилась без моего участия. Для счастливых супругов какие-либо истории на стороне невозможны.

Вскоре мы стали жить вместе: я, Анюта и ее дочка. Серьезных конфликтов с Настей, которые в подобной ситуации, казалось бы, неизбежны, не было. И в этом, безусловно, Анина заслуга. Будучи мудрой, она исключила всякую возможность манипуляции со стороны дочери-подростка собой и мной.

Если бы у меня постоянно была работа!  Но за два года после травмы я получил только одну большую роль — капитана НКВД в «Отрыве»

Ни разу не было такого, что я что-то запрещал, а мама разрешала, или наоборот. Настя поняла: во всех вопросах мы выступаем как одно целое — и очень скоро смирилась с этим. Меня Настя зовет не папой (он у нее уже есть), а Андреем, но недавно я услышал: «В четырнадцать лет, когда пойду получать паспорт, скажу, что хочу быть Зибровой».

Честное слово, я чуть не прослезился. А вообще Анастасия у нас молодец: и в школе хорошо учится, и легкой атлетикой успевает заниматься. Когда вижу ее сверстниц, размалеванных, пьющих пиво с парнями в подворотнях, думаю с гордостью: «Слава богу, наша Настька не такая и такой никогда не будет!»

Два месяца мы прожили с Аней в гражданском браке.

Расписались десятого марта 2010 года. За шесть недель до ЧП у ночного клуба.

Стрелявшего в меня парня взяли второго мая. Он прятался в квартире одного из своих приятелей. Однако в милиции ему оформили явку с повинной. На суде я задал вопрос:

— Простите, о какой явке с повинной может идти речь, если в течение полутора недель этого человека искали, выясняли его связи, а на задержание выезжала оперативная группа?

— А я как раз собирался в ментовку идти! — заявил сидевший на скамье подсудимых «стрелок», и стражи закона согласно закивали головами.

Только благодаря профессионализму и настойчивости моего адвоката Леонида Гержоя да еще публикациям в прессе судья «расщедрилась» на три года колонии общего режима и шестьсот тысяч рублей.

Коллеги горячо поздравляли моего защитника: «Это успех! Обычно по таким делам дают условный срок и компенсацию на порядок меньше!» Деньги я, видимо, никогда не получу, потому что у осужденного Ивченко нет имущества, на которое можно было бы наложить арест, и упорно трудиться, выйдя на волю, парень вряд ли захочет... Я бы куда легче смирился с этим обстоятельством, если бы у меня постоянно была работа. За два с лишним года после травмы я получил шесть второстепенных и только одну большую роль — капитана НКВД Кушакова в сериале «Отрыв». Получил совершенно неожиданно. Мне позвонила помощник по актерам: «Режиссер Сергей Попов просит вас приехать». Я приехал, мы познакомились.

«Вот сценарий — почитай, — просто сказал Сергей. — Там для тебя есть интересная роль».

Домой возвращался в приподнятом настроении — Попов утвердил меня без проб.

Уже когда начались съемки, подошел к нему:

— Как получилось, что меня взяли? Я теперь артист, что называется, оригинального жанра...

— Я видел несколько твоих хороших ролей. А еще тебя рекомендовала Таня Арнтгольц, вы ведь с ней работали?

Очень благодарен Сергею и Тане, но... Последние семь месяцев я не снимался больше ни в одной картине. Зимой поступили два интересных предложения, но нужно было ложиться на очередную операцию.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или