Полная версия сайта

Георгий Юнгвальд-Хилькевич. Мушкетеры и Высоцкий

«На моем пути встреч было немало. Но хочется рассказать о не самом любимом ребенке и самом любимом друге» .

С Мариной Володя вел себя как западный человек: сдержан, предупредителен. Я не узнавал его...

И этого я не могу ей простить.

Только Таня Иваненко могла бы помочь ему соскочить с этого чертова круга своей преданной любовью. Я снимал ее в фильме «Внимание, цунами!» по просьбе Володи. Было непросто пробить кандидатуру никому не известной актрисы опального Театра на Таганке. Начал снимать очень довольный: у нее там такие портреты в картине — чокнуться можно. Все женщины Володи хороши, но самая красивая — Таня. И вдруг, когда работа была в разгаре, Володя приехал ко мне на съемочную площадку нетрезвый и заявил:

— Не снимай Таню!

— Володь, это невозможно.

— Не снимай, и все.

— Не могу. Я тебя обожаю, преклоняюсь, но поезд ушел.

Действительно, процесс уже был запущен, а потом — к Тане я относился исключительно хорошо. Высоцкий обиделся жутко.

Выяснилось, что он озверел, узнав, что Иваненко забеременела, и потребовал сделать аборт, пригрозив самым для нее страшным: что она больше никогда его не увидит. Таня ответила: «Я не могу убить твоего ребенка и готова за его жизнь заплатить любую цену».

После этих слов, распалившись, Высоцкий заявил, что если Таня родит, он для них обоих — и для нее, и для ребенка — умрет! «Что ж, я буду нести этот крест и исчезну из твоей жизни».

И исчезла начисто, испарилась как призрак. Ушла из театра, мой фильм стал первым и последним. Никто не знает, где она, не знают ничего и об их с Володей родившейся и уже повзрослевшей дочери. Таня никогда ни слова не написала и не сказала о романе с Высоцким.

За четверть века с тех пор был один звонок. В своей статье о Володе в день какой-то годовщины его смерти я написал о Тане то, что на самом деле думаю. Что она не только самая преданная и любящая женщина Высоцкого, но и просто великая женщина. И у меня дома раздался звонок, снял трубку и услышал ее голос: «Спасибо. Это Таня Иваненко». И — ту-ту-ту — отключилась. Я даже сказать ничего не успел. Как Володя хотел, так она до сих пор себя и ведет, ни разу не нарушив данного ему слова.

Таким же хозяином своему слову был и сам Высоцкий — до фанатизма. Сказал, что не увидит больше ни ее, ни дочь, так и сделал. При том, что страшно страдал, наличие этого родившегося существа его терзало. И вот все вместе взятое: Оксана, Марина, Таня, брошенный им ребенок — выбило из него остатки жизненных сил. Он был совсем не таким, как многие думают по его песням: «Я тыкался в спины, блуждал по ногам, шел грудью к плащам и рубахам. Чтоб список вещей не достался врагам, его проглотил я без страха». Это называется лирический герой, который на что-то там шел грудью, а Володя был очень трепетным и грустным человеком с серьезными проблемами со здоровьем, на которые он не обращал внимания. В последние год-полтора состояние усугубилось наркотиками, теми, что кололи и мне, чтобы вывести из запоя, но Володя на них подсел.

Опасные гастроли любимого всеми поэта и певца по этой земле завершились внезапно. Через пару лет после произнесенных им Тане Иваненко слов о том, что умрет для нее и ребенка, он умер для всех.

Это был ужас, беда для целого поколения. Всю жизнь посвящая нам, своим друзьям, он оказался эгоистом. По-детски, как брошенный, осиротевший ребенок, я думал: «Как он мог!» Володя продолжал топить свое страдание в пьянстве и наркотиках, не подумал обо всех нас, каково нам будет без него. Ведь он «завязывал», у него был этот опыт, и он завещал его мне: «Хватит, Хил, для этих сук счастье, когда мы квасим». Я-то сумел, а он сильнее и круче, чем я, но вот с собой не совладал. Потому что не было в результате рядом с ним той женщины, которая спасла бы его.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или