Полная версия сайта

Зоя Кайдановская. Самое дорогое

«Как ты прожила с отцом 6 лет?». Мама усмехнулась. Евгения Симонова знает, насколько сложным человеком был Кайдановский.

Мама, дед Павел Васильевич и Юрий Вяземский. Дядя ведет программу «Умницы  и умники»

Праздник удался на славу, а на другой день все это кипятилось и стерилизовалось.

Мама с Андреичем отмечают не день свадьбы, а дату, когда стали жить вместе. Двадцать пятого октября Эшпай неизменно дарит маме цветы. На остальные праздники она просит их не покупать, так как в доме букеты не переводятся: после каждого спектакля мама приносит целые охапки. Но в день маминого пятидесятилетия Андреич сделал исключение: оставил букет на заднем сиденье красного автомобиля, который предназначался ей в подарок.

Свадьбы в общепринятом смысле — с обручальными кольцами, фатой и застольем — у них не было. После того как родилась Маруся, просто зашли в ЗАГС и расписались.

Принесли бутылку шампанского и сообщили бабушке, которая возилась на кухне, что стали мужем и женой. Ляля рассердилась, два дня с ними не разговаривала. Ей хотелось выдать дочь замуж по всем правилам.

Но разве это имело значение? Для меня они по сей день пример идеальных отношений между супругами. Мы с Андреичем стали друг другу родными, потому что он принял меня со всеми моими проблемами (о них речь впереди) и никогда не делал различий между мной и Марусей, любил одинаково.

Мне трудно представить нашу с мамой жизнь под одной крышей с Александром Кайдановским. Был момент, я даже собиралась стать Зоей Эшпай. Но мудрая мама уговорила не обижать отца.

Насколько резким и взрывным характером тот обладает, я убедилась, когда мы вдвоем поехали в Испанию.

Кайдановский получил приглашение сыграть главную роль в фильме «Дыхание дьявола» и предупредил продюсера, что появится чуть раньше, с дочерью. Идея возникла у него спонтанно, но он лично обивал пороги посольства и сделал мне визу в кратчайшие сроки. В Мадриде я не была, поэтому с радостью согласилась его сопровождать.

Нас привезли в гостиницу, где выяснилось, что в номере одна, правда большая, кровать.

«Вы что, с ума сошли?! — кипятился отец. — У меня дочь невеста!»

Тогда нам дали номер с двумя кроватями, стоявшими рядом.

В 13 лет я снялась в своей первой картине «Феофания, рисующая смерть»

Его это тоже не устроило, и пару дней мы жили в соседних номерах, а потом для отца сняли квартиру — ему предстояло провести в Мадриде несколько месяцев. Я наслаждалась неожиданным отдыхом посреди учебного года, когда не надо рано вставать и тащиться на занятия, в первый же день проспала до часа. Когда проснулась, отец был вне себя:

— Сколько можно дрыхнуть?! Ты что, сюда спать приехала?

— Пап, ну мы же вчера не договорились о наших планах. Если ты хотел, чтобы я проснулась пораньше, сказал бы — я могла поставить будильник. Или, в конце концов, пришел бы ко мне в комнату и разбудил. В чем проблема?

Настоящих проблем у нас действительно не было, несмотря на то, что мы долгое время не виделись.

Я сразу почувствовала в отце родную душу, с ним было легко. Мы вообще во многом похожи: и внешне, и по характеру. Но в отличие от отца я научилась приспосабливаться к людям, в каких-то ситуациях уступать. Он же не признавал компромиссов. Более того, любил создавать проблемы на ровном месте, видно, таким образом он себя заводил, поддерживал драйв, повышал адреналин в крови.

— Почему ты заварила себе чай, а обо мне не подумала?! — возмущался папа.

— Ну, ты ж не просил, откуда я знала?

Зато в остальном поездка была фантастической. Помню, как часами бродили по музею Прадо. Отец столько знал о художниках, так о них рассказывал, что привил мне любовь к живописи на всю жизнь. Если я куда-то приезжаю и узнаю, что в городе есть картинная галерея, непременно иду.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или