Полная версия сайта

Ирина Лобачева. Исповедь «Снежной королевы»

«Друзья меня осуждали. Некоторые крутили пальцем у виска: «Зачем ты это делаешь?Ты же уходишь от миллионера!».

Хоккей, фигурное катание, художественный фильм после девяти вечера и пятнадцатиминутный выпуск мультфильмов по выходным. Я с удовольствием, как все дети, смотрела мультики, выступления же фигуристов просто завораживали. Меня неудержимо влекло в этот сверкающий мир льда. Но коньки стоили дорого. Оставалось мечтать и мысленно крутить пируэты. Видя мои страдания, мама с бабушкой два года копили деньги. Как же я была счастлива, найдя под новогодней елкой свои первые белые «снегурочки»!

Сразу же поступила в школу фигурного катания и очень старалась на тренировках, мне хотелось оправдать дорогой подарок и отблагодарить родителей, которые первый год каждый день возили меня на занятия.

В восемь лет я уже стала самостоятельно ездить из Ивантеевки в Москву. Папа и мама работали сутками, а бабушка сидела с Сашей. Мама провожала меня до электрички и договаривалась с машинистами, чтобы присмотрели за ее девочкой. Заплатить «за пригляд» возможности не было, так она благодарила пирогами и плюшками, которые пекла бабушка. Скоро меня уже знали все машинисты на маршруте и встречали как свою. Даже бутербродами подкармливали в дороге, домой-то я возвращалась в двенадцать часов ночи. Случалось, бежала со всех ног с тренировки и все-таки опаздывала на последнюю электричку, так машинисты, нарушая расписание, задерживали отправление. Хватали меня, запыхавшуюся, с перрона за шкирку — и в вагон: «Скорее! Скорее!» Мама или бабушка встречали на станции, переживали. Уроки я делала в промежутках между тренировками в раздевалке или в электричке, домой приезжала вымотанная, еле живая.

На Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити мы заняли второе место...

Мне бы до кровати доползти и уснуть, но мама, пока я ужинала, разбирала школьные тетради и требовала: «Садись за стол. Ты это не доделала, здесь не дописала!»

Только после того как домашнее задание было выполнено, она отправляла меня, спящую на ходу, мыться в душ. Спорт спортом, но запускать учебу и себя мама не позволяла, хотела, чтобы дочь обязательно поступила в институт и была опрятной. Конечно, в глубине души она меня жалела, но знала, что приучать ребенка работать и следить за собой надо с детства. Я была загружена по полной программе. Естественно, и злилась, и плакала, всякое было. Особенно тяжело пришлось лет в одиннадцать, когда усложнилась школьная программа.

Начались истерики, срывы, я хотела бросить фигурное катание, но мама очень аккуратно, без нажима настояла: «Смотри, как бы потом не пожалеть».

Да я и сама, несмотря на горячее желание сбросить непосильное бремя, понимала, что не могу подвести родителей. Когда было особенно тяжело, представляла своего кумира — великую Ирину Роднину: как она стоит на высшей ступени пьедестала, а по щекам катятся слезы...

Прожив жизнь в спорте, могу сказать: добиваются успеха не талантливые люди, а упорные трудяги, которые очень хотят исполнить свою мечту. Если не получается, значит, не очень-то ты этого хотел. Приходится отказываться сначала от кукол, потом от любви, веселых компаний и праздников. Далеко не все так могут.

Тем более сейчас, когда доступно что угодно, стоит только руку протянуть с зажатой в ней купюрой. Это раньше мы готовы были тренироваться до седьмого пота, чтобы попасть на чемпионат в Чехословакию и купить там кроссовки «Адидас». В спорте почти не было детей из обеспеченных семей, поскольку у них отсутствовал стимул тренироваться круглыми сутками. Зато результаты были куда лучше, чем сейчас.

Когда мне исполнилось тринадцать, я переселилась в общежитие «Динамо» у станции метро «Водный стадион». К родителям выбиралась редко. Тренировок не было только по воскресеньям. В выходной хотелось отдохнуть, выспаться, а не трястись в электричке до Ивантеевки и обратно. С одной стороны, стало полегче, не нужно было каждый день тратить уйму времени на дорогу. С другой — дома мама за тобой присмотрит, уберет, покормит.

А в общежитии, как в армии, — дедовщина: ты младшая, вот и мой за всеми посуду, драй сковородки. Желающих нянчиться со мной не было — соседи, в основном, люди взрослые. Я научилась полностью себя обслуживать, готовить. Лишний раз из своей комнаты не выходила, запрусь и сижу одна. Веселого в такой жизни мало.

В подростковом возрасте у меня от перегрузок начались проблемы с коленями, врачи запретили прыгать, и пришлось перейти в танцы на льду. Тогда считалось, что уйти из одиночного катания в парное это все равно что выбыть в аутсайдеры. Мол, в танцы идут те, у кого не получилось в одиночном. А меня в мои пятнадцать лет еще пугала необходимость взять за руку незнакомого мальчика, стать с ним одним целым — парой. Дикость какая- то!

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или