Полная версия сайта

Мария Болтнева. Два плюс три

«Небо расцветилось огнями — народ праздновал Девятое мая. «Выпусти меня из этой клетки!» — орала я и бросалась на дверь».

Гоша беспрестанно звонил. Если отвечала не сразу, кричал: «Почему не снимаешь трубку?! А если я в беде, лежу сбитый машиной, умираю?»

В довершение ко всему мы натянули на подрамник то самое полотно, которое я купила в Индии. Когда повесили, оно заняло всю стену.

Наша семейная жизнь расцвела новыми красками, хоть между нами и обнаружилось глобальное расхождение в биоритмах. Гоша — жаворонок, встает в восемь, к одиннадцати отправляется в театр на репетицию, а я тогда еще любила поспать до половины первого и страшно сердилась, если меня будили раньше. Зато вечерами мы усаживались на кухне, я читала ему свои сценарии, Гоша делился впечатлениями от сыгранного спектакля. Засыпая, я благодарила Вселенную за все, что со мной происходит.

Не прошло и месяца, как однажды Гоша вырвал у меня сигарету изо рта и сказал: «Хватит курить, нам пора задуматься о детях».

«Вот это да!

— подумала я. — Наверное, это действительно судьба».

Правда, тогда мы еще не прошли совместных испытаний и, по сути, плохо друг друга знали. Пережили лишь пару месяцев любовной эйфории.

Но двадцать второго апреля прошлого года я вдруг обнаружила, что у меня недельная задержка. Бросилась в аптеку, купила тест. Гоша уехал на работу, а я заперлась в ванной, дрожащей рукой поднесла тест к глазам и увидела две полоски...

Пора было отправляться в театр играть спектакль. Там я не удержалась и повторила тест, он подтвердился. Тут же набрала номер Гоши: «Я беременна...»

Лежава был ошарашен и счастлив, сказал, что не знает, как теперь доигрывать спектакль, — все мысли о другом.

Я отнеслась к своему новому положению серьезно.

Если раньше могла сварить на ужин пельмени или проглотить котлету в театральном буфете, то теперь перешла исключительно на полезные продукты: овощи, фрукты, творог. Бросила курить, полностью исключила алкоголь и начала, как говорят, расцветать. Всегда была тощенькой, а тут с каждым днем тело все больше округлялось, становясь женственным. Я себе нравилась, месяца два наша пара пребывала в состоянии полного блаженства.

Судьба меня искушала: обрушилось огромное количество звонков с предложениями интересных ролей, да у каких режиссеров — Карена Шахназарова, Анны Меликян.

Читая сценарии, вздыхала: эх, где ж вы раньше были? И включив компьютер, углублялась в чтение сайта для будущих мам. Карьера резко перестала меня интересовать. Гоша был этому очень рад. Он вообще не слишком приветствовал мое занятие актерской профессией. Когда приходилось отправляться на гастроли и я начинала паковать чемодан, Гоша клал голову мне на грудь и говорил печальным голосом:

— Так не хочу, чтобы ты уезжала.

— Не хочешь, чтобы я была успешной, востребованной и хорошо зарабатывала?

— Нет, это хочу, но лучше все-таки, чтобы ты никуда не ездила.

— А сидела дома, превращаясь в мегеру в халате и бигудях?

Гоша тяжело вздыхал и соглашался.

Весна выдалась теплой.

Распечатка моего УЗИ с диагнозом «Трихориальная триамниотическая тройня»

Токсикоз, головокружения меня не мучили, аппетит был отличным. Позавтракав, включала плеер, слушала любимую музыку и часами гуляла по парку в состоянии благодарности за все, что происходит в моей жизни.

Если бы кто-то сказал, что нашей с Гошей идиллии пришел конец, рассмеялась бы. Я тогда представления не имела, что такое гормональная перестройка организма, а она тем временем уже началась. И в какой-то момент все стало меня ужасно раздражать, бесить до судорог. Могла разрыдаться из-за ерунды и целый час проплакать.

А Гоша продолжал вести привычную жизнь.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или