Полная версия сайта

Эдита Пьеха. Женского счастья мне не досталось

«Без меня ты никто!» — заорал Броневицкий. «На худой конец, стану петь в кинотеатрах. А вот тебе за меня воздастся!»

Эдита Пьеха и Илона Броневицкая

Вместе со мной в небольшом поместье живут две компаньонки-подруги: Нина Вячеславовна и Вера. С первой мы познакомились, когда я приехала в один из ленинградских детских домов — привезла игрушки. Говорю честно: собиралась просто отдать и уехать. Но когда увидела, с какой нежностью ребята прижимают к себе кукол и мишек, в горле встал ком. Сразу вспомнилось собственное детство, в котором не было ни игрушек, ни радости. Сказала директору Нине Вячеславовне:

— Хочу помочь по-настоящему. В чем вы особенно нуждаетесь?

— Крыша течет, еще паровое отопление барахлит. Но денег на ремонт нет.

— Вечером я уезжаю, вернусь через два дня. Мы обязательно что-нибудь придумаем.

В Москве вхожу в СВ «Красной стрелы» и вижу: два первых купе забиты коробками с СВЧ-печками. На краешке одной из полок сидит молодой человек и что-то строчит в блокноте.

— Здравствуйте! Значит, это вы заняли место, на котором я обычно езжу?

Мужчина вскакивает:

— Добрый вечер! Извините, но так получилось...

— А зачем вам столько микроволновок? На продажу?

— Да. Это дефицит, удалось приобрести большую партию и не очень дорого.

— Знаете, я опекаю один детский дом. Там во всем нехватка. Вы не могли бы подарить им пару печек?

— С радостью! Диктуйте адрес.

Каюсь, не очень верила, что попутчик выполнит обещание. А он его даже перевыполнил — подарил десять микроволновок, за которые детдому и крышу, и паровое отопление отремонтировали.

Следующим этапом было приобретение занавесок. Поехала на тюлево-гардинную фабрику: «В детдоме все окна «голые», как в тюрьме. Помогите, пожалуйста».

Помогли. А я уже — у руководства фарфорового завода:

— Вы бы видели, из чего едят и пьют дети! Из оловянных помятых мисок и кружек! Может, у вас найдется посуда с небольшим браком?

— Неликвид? Найдется. Сколько комплектов?

— Двести.

— Хорошо, привезем.

Привезли.

Эдита Пьеха с третьим мужем и овчаркой Джулей

Буквально за год в детдоме поменяли всю мебель, появились большие телевизоры и даже новенькое пианино. Нина Вячеславовна не уставала поражаться:

— Как вам только это удается! — и тут же сама себе отвечала: — Впрочем, такому известному человеку, как вы, трудно отказать.

За годы моего попечительства мы так сдружились, что когда Нина Вячеславовна вышла на пенсию, я предложила: «Перебирайтесь-ка ко мне за город. Семьи у вас нет, а сидеть одной в четырех стенах — скука смертная. И мне, когда буду на гастроли уезжать, все спокойнее — дом и Вера под вашим присмотром останутся».

Почему за Верой, выполнявшей работу горничной и кухарки, нужен был пригляд — разговор особый. В конце шестидесятых она, тогда еще совсем юная девушка, вместе с другими поклонницами приехала из Ленинграда в Сочи, где мне предстояли длительные гастроли. После концерта «делегация землячек» провожала меня до гостиницы. По дороге девчонки с хохотом рассказывали, как добирались: бегали от проводников и контролеров, спали на багажных полках. У отеля я попрощалась и пошла в номер. Через час выглянула в окно — одна из девчонок стоит на прежнем месте. Вышла к ней:

— Вы почему здесь? Где подруги?

— Они еще днем сняли койки и теперь пошли спать.

— А вы что же?

— У меня денег нет.

— Не ночевать же на улице! Поднимайтесь ко мне — во второй комнате есть диван.

В ту ночь Верочка рассказала мне свою невеселую жизнь. Отца своего она не знала, а у мамы, признанной психически неполноценной, ее отобрали совсем крохой. Росла в детдоме, в семнадцать лет пошла работать на фабрику. В жизни две радости — концерты Эдиты Пьехи и футбол.

Верочка прожила в нашем с Сан Санычем номере все гастроли. Когда вернулись в Питер, я подумала: «Как же ее такую от себя отпустить?! Пропадет ведь...» Через две недели Вера уволилась с фабрики и пришла к нам — помощницей по хозяйству. Делать она не умела НИЧЕГО. Мне пришлось учить ее мыть пол, стирать, готовить. А сколько посуды Верочка переколотила! Когда разбила номерной кофейный сервиз «Голубые мечи», подаренный министром культуры ГДР, я едва не расплакалась:

— Вера, ну как же так? Предупреждала ведь, что это очень дорогая вещь.

— А я чашки с блюдцами помыла, хотела в буфет отнести, а тут по телевизору матч начался и сразу голевой момент. Тут у меня все из рук и попадало... — и смотрит виноватыми глазами. Ну как такую наказывать?

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или