Полная версия сайта

Ирина Круг. С тобой и без тебя

«Я опрометью бросилась по ступеням на улицу. Вслед раздались глухие выстрелы. Миша заслонил меня от пуль…»

Меня трясло от обиды: «Он не любит, раз позволил оскорблять. Добился своего, затащил в кровать, а теперь ведет себя по-свински»

И только на третий раз слышу от него: «Спасибо». Потом уже узнала, что это они так с Николаем Ивановичем прикалывались.

Однажды Михаил Владимирович сделал вид, что заболел.

А сам проверял, останусь я у него в номере, грубо говоря, прыгну в кровать или нет. Вызывает:

— Ирина, я простыл, мне бы горчичнички.

— Хорошо, сейчас сделаю.

Поставила, посидела с ним, ингалятор приготовила.

— Можно идти, Михаил Владимирович?

— Иди.

Весь этот год он был сдержан и даже строг. Но я всегда чувствовала на себе его пристальный взгляд: наблюдает.

Долгих бесед со мной Круг не вел, ограничивался несколькими вопросами. Про то, как жила раньше, не интересовался, а вот про дочку спрашивал. Знал, что я часто звоню домой и в свободные дни срываюсь в Челябинск. Без Маринки мне и правда приходилось тяжело. Раньше ведь она всегда была рядом. Когда я уезжала обратно к Кругу после недолгой побывки, дочка прямо на истерику срывалась: «Мама, мама, не уходи!»

Все в группе говорили: «Миша выбрал тебя как женщину». Но сам-то он молчал. Хотя я, конечно же, чувствовала, что он ко мне неровно дышит. До сих пор диву даюсь: мужчине нравится женщина, а он целый год не предпринимает никаких попыток затащить ее в постель. Ни за руку не возьмет, ни приобнимет.

Но день настал, и он ко мне пришел.

На гастролях в Майами

Было это в Твери. Время — за полночь, вдруг звонок в дверь. Спать я еще не легла, смотрела телевизор. Кто бы это мог быть так поздно? На пороге стоял Влад Савосин, баянист.

— Ты чего? — спрашиваю.

Он, ни слова не говоря, откуда-то из-за спины извлекает Мишу с двумя огромными пакетами продуктов, подводит к порогу, а сам исчезает.

— Здравствуйте, — говорю. — Проходите.

Я занервничала, поняла, что сейчас вряд ли дело ограничится горчичниками. Миша был выпивши. Он не падал, не шатался, но пьян оказался изрядно. Хотя сколько я его знала, к спиртному интереса не проявлял. В крайнем случае мог рюмочку пропустить.

— Я есть хочу. Покормите меня, — сказал он, подавая пакеты.

— Конечно, Михаил Владимирович, сейчас.

Сварила пельмени, нарезала колбасу. Он поел и говорит:

— Спать хочу.

— Хорошо, — отвечаю, — сейчас приготовлю.

Перестелила для него кровать, а сама легла на диван.

И тут Круг навис надо мной.

— С тобой хочу.

Так это и случилось.

Утром я глаза прятала и, встав с постели, быстренько в халат закуталась.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или