Полная версия сайта

Людмила Семеняка. Между небом и землей

«Лиепа вас обманывает, — сказал мне чиновник, хорошо знавший артистов Большого театра». — «Что вы! Андрис не может!»

Андрис Лиева

Я была счастлива, но кто, откуда? Я первый раз за океаном, у меня еще нет здесь поклонников. После второго спектакля вручили огромный букет гвоздик. Мариночка Леонова, коллега и соседка по гримерке, сначала посмеивалась, но помалкивала, а потом сказала: «Ну, так и быть, выдам тебе секрет. Это Марис. Он своим партнершам на первое выступление дарит розы, на второе — гвоздики». Он и потом дарил мне цветы.

Когда мы репетировали «Легенду о любви», Марис стал проявлять ко мне особое внимание. Прислал в подарок очень красивое шифоновое платье. Я взяла сверток, пошла на мужскую сторону и сказала: — Марис Эдуардович, заберите, пожалуйста.

— Ты что, Люда!

Я же от души!

Но я понимала, что, приняв платье, дам тем самым согласие на нечто большее.

— Нет, цветы дарите, но не более.

Думаю, Марис (к тому времени он уже был в разводе) осознанно искал себе жену и одновременно партнершу. Потом у него все получилось, он наконец нашел ее в лице Нины Семизоровой.

Несмотря на этот случай, мы продолжали тепло и уважительно общаться. Наш брак с Андрисом Марис одобрял, понимая, что я помогу его сыну подняться. На то же рассчитывал и Андрис. Но как только карьера пошла в гору и Лиепа перестал во мне нуждаться, он изменился.

Андрис был так хорош и светел внешне, словно принц из сказки.

Меня тянуло к нему, его — ко мне. Мы были прекрасными любовниками. В нашей спальне царила полная гармония. Но за ее пределами... Андрис стал ко мне жесток, вел себя нагло и бесцеремонно. За границей во время гастролей жил со мной, а потом, не предупредив, исчезал и не появлялся несколько дней, ни словом не обмолвившись — где он, с кем. Я плакала, переживала, но прощала, когда Андрис как ни в чем не бывало возвращался.

Дома он общался со мной очень мило, мы были любящими мужем и женой, а в театре мог пройти мимо не замечая, словно я стенка. Представьте: вы только что вместе завтракали, разговаривали, смеялись и вдруг ваш муж вас не узнает!

«Андрюшенька, что случилось?»

В тридцать шесть лет я родила сына Ванечку

— спросила я, когда это произошло в первый раз. Он проплыл мимо, не ответив. Так Лиепа самоутверждался: как хочу, так и веду себя. Я не понимала такого бесчеловечного отношения, плакала, выгоняла его. Он ехал к маме, а потом приезжал с цветочками, извинялся, и я прощала. Замкнутый круг.

Через год мы развелись. Вышли из ЗАГСа, посмотрели друг на друга, поехали ко мне домой и заново начали роман. Черт-те что творили! То сходились, то расставались целых шесть лет. Если ему что-то было надо: выведать информацию, станцевать со мной — приходил, получал свое и исчезал на несколько дней.

Иногда Андрис, видимо чтобы помучить меня, совершал странные поступки.

Для выступления в концертах, которые приносили артистам популярность, я, человек верный, выбирала своим партнером Лиепу. А он находил повод поссориться, уезжал жить к маме, а потом я узнавала, что в концерте он будет танцевать с Ниночкой Ананиашвили.

Андрис вообще врал мне, говорил, что был в одном месте, а на самом деле шел в другое. У нас в семье никто никогда никого не обманывал, и я понятия не имела, как этому противостоять. Разница в наших взглядах на семью зародилась в далеком детстве. Мои родители дня не могут прожить друг без друга. Андрис же вырос в сложной семье, и как я знала, с не самой благополучной атмосферой.

Однажды в театр для меня привезли приглашение на прием по случаю приезда в Москву Маргарет Тэтчер.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или