Полная версия сайта

Марина Анисина-Джигурда. Се ля ви!

«Любая девушка может только мечтать забеременеть от Альбера. Но я совсем другой человек».

— обиделась я. — Что ж, приятно слышать.

— Ой, прости. Ты будешь первая и последняя, кому я дарую наше гражданство.

— Хорошо, я это запомню.

Гражданкой Монако я так и не стала. Пока.

В свой день рождения, четырнадцатого марта 2005 года, Альбер собирал большую компанию друзей в Альпах. Торжество проходило в Валь д’Изере, который, кстати, по итогам года был признан лучшим горнолыжным курортом в Европе. Я тоже получила приглашение. Принц позвонил мне лично и сказал: «Я хочу тебя видеть, обязательно приезжай».

На эти дни у меня выпадали выступления в Испании, но я их отменила. Долго думала, что подарить, и поняла, что у Альбера есть все. Решила: сама стану ему дорогим подарком.

Когда приехала и стояла на ресепшн, меня узнали. Поклонники стали подходить, просить автограф. Почувствовала себя самой крутой после принца. В толпе приглашенных заметила огромное число девиц. Но это меня не волновало. Я заранее была предупреждена, что живу в одном номере с Альбером. И тут ко мне подошел начальник охраны Альбера Брюно:

— Марина, войди в положение, случилась накладка. В гостинице катастрофически не хватает мест. Мы же здесь все свои, все близкие друзья. Номер там большой, двухкомнатный.

Не согласишься ли поселиться вместе с той девушкой? — и указал на темнокожую красотку, стоявшую поодаль.

— Нет, так не пойдет. Альбер об этом знает?

— Да.

— Хорошо, тогда передайте ему, что я уезжаю к друзьям, — заявила я.

Мои приятели действительно купили собственный дом в Валь д’Изере и были рады меня приютить. Я провела там неделю, днем мы с принцем и его свитой катались на лыжах. Альбера в горах страховала команда военных во главе с Брюно. Спускались мы по склонам, где нет лыжни. Альбера тянуло к экстриму. Мне поначалу было не по себе, но потом я все же решила кататься с ним. Когда падала на очередной кочке, он меня поднимал, хихикал.

Тем временем компания девиц сидела в кафе, никто из них не умел стоять на лыжах. Во время обеда меня усаживали на почетное место рядом с Альбером. К нам часто присоединялся его друг, горнолыжник, олимпийский чемпион Жан-Клод Кили и его приятели из Олимпийского комитета.
Вечером я возвращалась в дом друзей, с кем проводил ночи Альбер, могла лишь догадываться. Но для себя решила: раз он сделал свой выбор в пользу негритянки, это его дело. Гордость не позволяла мне предъявлять ему претензии.

К вечеру четырнадцатого марта девушек подтянулось несметное число. Я опоздала к началу застолья минут на двадцать. Вошла в маленький деревенский ресторан, поздравила Альбера с днем рождения.

— Ничего, если я посажу тебя за столик с моими друзьями? — спросил он.

— Как скажешь.

Негритянка уже заняла место рядом с принцем.

Друзья весь вечер информировали меня о том, где и при каких обстоятельствах Альбер познакомился с той или иной девушкой. Так я узнала, что принц нашел эту негритянку в Париже, она работала официанткой в «Будда-баре». Мне, конечно, были неприятны эти разговоры, но я держалась.

После застолья начались танцы. Подвыпившие девицы, извиваясь как стриптизерши у шеста, стали срывать с себя одежду. Одна из них встала на колени, стащила с себя лифчик, который полетел в сторону принца.

Мы и наши дети Мик-Анжель Крист и Эва-Влада

Рядом со мной в какой-то момент оказалась та самая негритянка, которая жила с ним в номере. «Это возмутительно!» — негодовала она.

Я тоже не выдержала, подошла к Альберу и спросила:

— Почему ты позволяешь этим проституткам так себя вести? Откуда они вообще взялись?

— Нет, ты ошибаешься, они не профессионалки.

— Ах, просто бляди?! Тем хуже.

Альбер тут же вскочил из-за стола и пошел к оркестру. Он не только любит музыку, но и сам прилично играет на ударных. У него есть даже своя группа. Он в тот раз как сел за барабаны, так и застрял там на весь вечер. А я, понимая, что общения не получится, подошла и сказала:

— Я ухожу.

— Я тебе позвоню, — пообещал Альбер.

Но я была уверена, что это простая вежливость, и больше ничего не ждала.

Вскоре мы с Гвендалем на четыре месяца отбыли на гастроли в Америку, я отключила там свой французский мобильный. Было легче думать, что принц просто не может мне дозвониться.

Известие о смерти князя Ренье застало нас в Штатах. Я тут же пошла на почту и отправила телеграмму с соболезнованиями. А вскоре Альбер взошел на престол, стал правителем Монако. Наша связь прервалась.

Я все-таки вернулась в Россию, чтобы принять участие в телешоу «Звездный лед».

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или