Полная версия сайта

Борис Вишняков. Шукшина объявила мне войну

«Мария в разговоре объявила меня запойным алкоголиком, которого нельзя подпускать к детям».

Набираю номер Машиной домработницы, спрашиваю, что она приготовила детям на ужин. Разогреваю в микроволновке, ставлю перед сыновьями. И иду в гостиную к Ане. Прикрыв дверь, чтобы нашей беседы не слышали малыши, спрашиваю:

— Ты почему со мной так разговариваешь? Какое имеешь право? Я в этой жизни сделал для тебя больше, чем кто-либо.

Аня стоит ко мне спиной. Вдруг резко поворачивается и буквально выплевывает:

— Пошел вон отсюда!

Сжимаю челюсти так, что ломит зубы. Аня с вызовом смотрит прямо в глаза. На провокацию не поддаюсь. Иду к дверям и уже из прихожей говорю: — Завтра у детей тренировка, без четверти шесть я за ними приеду.

Ты поняла?

— Да.

Всю ночь пью успокоительное, но уснуть все равно не удается. Утром сажусь за руль в самом что ни на есть поганом состоянии и настроении. Приезжаю и нахожу дверь на площадку закрытой. С минуту жму на звонок — тишина. Набираю номер домашнего телефона — никто не подходит. Я спускаюсь в машину. Через полчаса вижу, как к подъезду идет домработница. Бросаюсь к ней:

— Доброе утро! Там что-то случилось? Почему никто не открывает и не подходит к телефону?

В ее глазах мелькает тревога: — Сейчас узнаю.

— Если все в порядке, соберите, пожалуйста, детей поскорее — на тренировку мы уже опоздали, но в детсад, к утреннему занятию с логопедом, вполне успеваем.

Домработница скрывается за дверью.

Проходит минут десять — я набираю ее номер и слышу:

— Мальчики сегодня в детсад не пойдут.

— Почему? Заболели?

— Нет, просто Маша так решила.

Бормочу растерянно:

— Ничего не понимаю… Сейчас я приду.

Поднимаюсь на этаж, а у двери стоит Аня со своим молодым человеком.

Аня очень похожа на мать и всячески старается ей подражать. Она и хамскую манеру разговаривать со мной у Маши переняла

Диалога, который происходит между мной и ее бойфрендом, передавать не стану — скажу лишь: закончился он тем, что мы пару раз друг другу врезали. Одним из ударов парень рассек мне губу. Хорошенько рассек — так, что пришлось накладывать швы. Но я на него не в обиде — бог знает, с какими придуманными подробностями Анна поведала о вчерашнем инциденте. Парень, можно сказать, вступился за девушку — честь ему и хвала.

Маша в этой истории заняла нейтральную позицию. Во всяком случае, тон, которым разговаривала со мной последние полгода, не сменила. Общалась по-прежнему холодно, по-деловому и только на тему детей.

На Пасху, двадцать четвертого апреля, мы с сыновьями едем в храм. Слушаем праздничную службу, причащаемся, а по дороге обратно мечтаем о том, как весело проведем вместе майские праздники.

Переживаем немного, что Маша не отпустила нас на десять дней в Турцию (мои друзья сняли там виллу и настойчиво приглашали приехать вместе с Фомой и Фокой), но в конце концов решаем: и никуда не улетая, сможем здорово и с пользой провести время.

Накануне я забиваю продуктами холодильник, составляю план развлечений, где первым пунктом идет посещение Бородинской панорамы, куда мы с мальчишками давно собирались. Утром тридцатого апреля приезжаю к Шукшиной на квартиру, а детей мне не отдают. Под тем предлогом, что близнецы «немного приболели». Я в недоумении: за четыре года, что Фома и Фока жили со мной, от каких только болячек я их не выхаживал. Слава богу, и компрессы, и ингаляции не хуже любой медсестры делать умею.

Однако на домработницу, которая получила от Маши наказ: «Детей не отдавать!» — мои аргументы не действуют. Пытаюсь дозвониться до гражданской жены. Трубку она не берет. Стреляю телефон у живущего неподалеку приятеля — и набираю ее номер снова. Слышу приятное, грудное: «Алло!» и на одном дыхании выпаливаю:

— Почему ты не разрешаешь мне взять «масиков»?

— Потому, — голос Маши кардинально меняется — теперь в нем звучит металл. — Я прочла анонс твоих «от­кровений» «Коллекции Каравана историй». Ты облил грязью меня и опорочил мою фамилию. Теперь будем общаться только через домработницу.

— Ты же еще не видела публикацию!

— Мне и того, что успела прочесть, достаточно.

— Когда дети выздоровеют, я смогу забрать их на дачу? Майские каникулы длинные…

Не дав закончить фразу, Маша нажала отбой.

На дачу возвращаюсь расстроенный, но, ложась пораньше спать, успокаиваю себя мыслью: поеду завтра снова — вдруг все же смогу забрать сыновей? А наутро обнаруживаю припаркованный возле дома «мерседес» без колес. Мне кажется, я знаю, кто мог это сделать…

Первое мая, автосервисы не работают. Звоню друзьям. Те договариваются с руководством автоцентра и вызывают эвакуатор. Колеса ставят в тот же день, но ближе к вечеру у меня от случившихся за последнее время стрессов поднимается давление.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или